Войти
Личный опыт
Ольга Томашевская, «Про бизнес.» 3 июня 2016

Александр Центер: Я дождусь, когда полеты в космос станут более доступными. И обязательно куплю билет

Владелец группы компаний «А-100» Александр Центер дал интервью порталу «Про бизнес.». Мы поговорили с Александром о ситуации в экономике, его подходах в бизнесе, новых технологиях и увлечении авиацией.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.byФото: Алексей Пискун, probusiness.byФото: Алексей Пискун, probusiness.by
Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

У вас сейчас два основных направления бизнеса: девелопмент и автозаправки. Как они себя чувствуют в настоящий момент?

Трудно найти компанию или какой-то институт в стране, который бы сегодня сказал: «У нас стало лучше!». Естественным образом всем становится тяжелее. Мы следуем обычным в таких случаях рецептам: стараемся меньше тратить, стараемся изо всех сил больше зарабатывать. И внушаем себе и своим партнерам, что жизнь продолжается. 

Насколько девелоперское направление перспективно в дальнейшем?

Людям ведь хочется ходить в хорошие рестораны, ездить на хороших автомобилях. Это формируются по мере того, как развивается общество. Когда экономика на подъеме, люди тратят больше. Когда на спаде – тратят меньше. Но в целом потребности формируются вне зависимости от тех кризисов, через которые мы проходим. Наша задача – пытаться удовлетворять потребности в хорошем жилье, в хороших зданиях, в красивой архитектуре. 

На это все есть спрос. Может быть, сейчас труднее находить финансирование, но это было, есть и будет. Мы будем продолжать строить, искать новые формы, новые технологии, новых партнеров.

Квартал «Новая Боровая». Фото с сайта realt.by

Квартал «Новая Боровая». Фото с сайта realt.by

Красивая архитектура есть у многих.  Что-то еще кроме нее можно предложить клиентам?

Рынок продавца сейчас меняется на рынок покупателя. Поэтому покупателю надо давать то, что он хочет. И даже больше. Мы пытаемся становиться на место того, кто к нам приходит, с его потребностями, запросами, возможностями. Если мы говорим про строительство, мало построить коробку. Нужно подумать, как это все будет управляться, что будет вокруг этой коробки и внутри нее, создать комфортную среду.

В момент, когда товар переходит к покупателю, можно довольно потереть руки, считая свою миссию выполненной. Хотя нужно продолжать дальше заниматься этим товаром, продуктом. Тем более, в таких вещах, как недвижимость: там же чаще всего сосуществуют разные покупатели, разные люди, разные компании. И о том, в каких условиях они будут жить и работать, должен думать тот, кто все это затевает.

Многие мои сотрудники, акционеры, коллеги живут там, где мы строим. Есть выражение: относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе. То, что делаем мы, мы на самом деле делаем для себя.

Рассказывая о своей компании, вы говорите «мы». Как подбирать людей так, чтобы это действительно была команда – «мы»?

Я бы не говорил о каких-то особенно изощренных профессиональных методиках подбора людей. Есть компании, больше преуспевшие в этом, в построении процессов. Я говорю о том, что своим делом надо заниматься ответственно. Людям это нравится. Всем. Тем, кто работает в компании, и тем, кто пользуется результатами такого подхода. Это находит и понимание, и поддержку.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Надо стараться делать свою работу так, чтобы результаты тебе нравились не только в финансовом отношении. Иногда  финансовый результат мог бы быть и получше. Но результат технический, строительный, маркетинговый, удовлетворенность покупателя – все это позволяет утешить себя, что когда-то и финансовый результат будет.

Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в экономике?

Я не экономист. Я – предприниматель и инженер. Мне порой не  совсем понятны некоторые решения нашего правительства. К примеру, стремление сохранить и даже усилить государственное присутствие во многих секторах экономики. Дело государства – инфраструктура, оборона, медицина, образование. И именно на это постоянно не хватает денег… Недавно прочитал, что покупают три новых «Боинга» за счет госкредита. Но ведь этих денег потом не хватит на больницы и школы, и кроме государства их никто туда не инвестирует. А вот обновить парк самолетов можно и за счет «чужих», лизинговых денег. Да, придется больше отдать лизинговой компании. Но функция по перевозке пассажиров будет выполнена? Да! Больница будет построена? Да!

Государство инвестирует в отели десятки миллионов. Зачем? Эти деньги лучше потратить на учителей, чтобы профессия стала престижной, чтобы люди дрались за возможность поступить в педагогический ВУЗ. А гостиницы частники построят, наймут «хилтоны» с «кемпинскими» для правильного управления. И все будет в порядке – и «социалка», и сервисная инфраструктура.

Или ситуация с туризмом. Нам бы отменить визы или выдавать их на въезде, как Турция, за копейки и за 5 минут. Чтобы летали к нам на выходные, как сегодня летают в Вильнюс и Ригу. Чиновники говорят: есть принцип взаимности – отменим визы, только если нам отменят. А кому это нужнее?

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Наш поток туристов не делает погоды для Евросоюза. А вот нам европейские туристы очень нужны – и  пустующие гостиницы заселить, и валюту привезти. Они могли бы убедиться, что здесь на улицах не медведи на танках ездят, а сплошные айтишники и красавицы ходят по хорошим и чистым дорогам. Глядишь, и решились бы инвестировать те миллиарды, привлечь которые не удается уже который год.

Александр, какими вы видите хорошие итоги этого года для вашей компании, для вас?

Не сильно отрицательными. Не сильно убыточными. Если вы спрашиваете про экономику. А хорошие итоги этого года в широком смысле слова – это хорошая морозная зима. Новый год, когда много снега, солнышко. Чтобы можно было в удовольствие на лыжах покататься – в последние годы погода этого не позволяла.

Довольно философский подход. Помогает он вам в бизнесе?

Если у вас в кошельке меньше денег, чем вы рассчитывали, вас же это огорчает. Точно так же и нас. Если результаты ниже тех, на которые мы рассчитывали 5 лет назад, нас это тоже огорчает, потому что какие-то замыслы, какие-то проекты приходится притормаживать, сворачивать, консервировать, не начинать. Если я об этом рассказываю спокойно, без заламывания рук, без слезы – это не значит, что все это легко. Просто я призываю своих коллег: будет день – будет пища. Кризисы приходят и уходят. Надо уже продумывать следующие кризисы, которые обязательно будут. Ну, вы понимаете, о чем я говорю. Был кризис 1998 года, был кризис 2008 года, был кризис 2011 года...

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Они как-то почаще стали происходить…

Не согласен. В советские времена кризисы тоже были. Обмен денег в 1961 году был, который потряс всю страну. Много кризисов, которые были связаны с отсутствием продуктов. Я уже не говорю про войны. Поэтому говорить о том, что у нас в последнее время участились кризисы – побойтесь Бога. Живем в мирное время, не голодаем, вся инфраструктура функционирует довольно исправно. Просто хочется большего. Но в целом это ж не сравнить с теми кризисами, которые были в первой половине ХХ века, с Чернобыльской аварией… Опять-таки, кризис – не наше национальное явление.

В 2008 году миллионы благополучных американцев на своей шкуре ощутили и сокращение рабочих мест, и банкротство тысяч компаний, и отказ от многих личных планов. В той же Швейцарии недавно франк обесценился на 20%. Думаете, «гномы» [так называют швейцарских банкиров] безмятежно улыбались?

Александр, а как вы выбирали направления своей деятельности? Почему именно заправки, почему именно девелопмент?

Не знаю. Если бы я был человеком религиозным, я бы сказал, что это Божий промысел. Я не очень религиозный человек, но, наверное, я все равно ограничусь таким ответом.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Путь, по которому мы идем – мы его нащупываем. Это не магистральная асфальтированная дорога, вдоль которой стоят нефтяные вышки. Мы нащупываем какие-то ниши, которые кажутся нам интересными, востребованными, незакрытыми, которые мы бы сами хотели, чтобы были заполнены каким-то качеством. Если мы угадали нишу, если людям это надо, получается точка роста.

А были какие-нибудь провалы? Выбрали направление, но оно оказалось не востребованным...

Мы не очень преуспели в свое время в общественном питании. Я не думаю, что мы кого-то удивили там. Но, тем не менее, мы этот путь прошли, нам было интересно. И я думаю, что этот путь и сейчас еще не закрыт. Это очень востребованный сектор. Он всем нужен. Всегда.

В какой-то степени целей, которые мы там ставили, мы достигли. Но опять-таки: или ты в этом хорош, или не очень. В том, что мы делаем в заправках, в строительстве – мы это делаем хорошо. Не буду говорить, что лучше всех. Но хорошо, нам не стыдно за свою работу. В том, что касается ресторанного бизнеса – я думаю, что есть много компаний, которые делают это гораздо лучше.

Как чувствует себя сейчас заправочный бизнес?

Если вы спрашиваете о том, насколько это экономически выгодно, то здесь есть много вопросов. Сейчас достаточно сложные времена, касающиеся и кризиса, и цен на нефть. Много всяких обстоятельств, которые влияют на это. Это не самый маржинальный бизнес, который приносит быстрые возвраты вложений.

Люди стали заметно меньше ездить, стали больше экономить.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Новых автомобилей становится все больше и больше, они потребляют меньше топлива. То есть в целом удельный расход топлива уменьшается. Раньше автомобиль потреблял 10-12 литров на каждые 100 км, сегодня 6-8. В конечном счете я надеюсь, конечно, что эти расходы упадут до нуля, и будет эра электромобилей. А это уже другая история.

И вы готовы к этому?

Что значит – мы готовы? Готовы ли мы к будущему? Это такой вопрос из фантастических фильмов. Мы отдаем себе отчет, что это произойдет. Произойдет ли это через пять лет – не уверен. Произойдет ли это через 15 лет – я уже больше уверен. Вопрос времени. И вопрос конкретной технологии. Электрической, водородной. И сегодня их становится все больше и больше, они уже в некоторых странах запускаются в серию, в это уже вкладываются достаточно большие деньги.

То, что это придет – сомнений нет. Так же, как частные полеты в космос. Думаю, что через 20 лет будут летать космические корабли по каким-то правилам, которые нами будут созданы для них. Это придет.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Вы пересели на электромобиль?

Иногда я его использую.

Собираетесь ли вы в этом направлении развивать бизнес? И нет ли противоречия, что вы используете более экологически чистый вид топлива, а продолжаете работать с бензином?

Сегодня все ездят на автомобилях, которые работают на бензине или дизельном топливе. Соответственно, мы эту потребность удовлетворяем. Потребность, связанная с электрическими автомобилями еще не возникла, она только в процессе зарождения. Сегодня у тех электромобилей, которые доступны, не очень большой запас хода.

По мере того, как потребности ездить недорого и чисто, не оставляя грязных следов, будут нарастать, по мере того, как будут изобретать новые легкие аккумуляторы, это все будет становиться все ближе и ближе. Всему свое время. Мы достаточно внимательно тестировали эту технологию, у нас сегодня есть электрозарядная станция, на которую может любой электромобиль приехать и зарядиться. Мы кое-чему научились, кое-что знаем и готовы двигаться в этом направлении по мере того, как этот рынок будет формироваться.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Это пазл, который должен собраться. Но для этого потребуется какое-то время.

Расскажите, пожалуйста, про социальные проекты. С чем они связаны, почему вы пошли в этом направлении?

Если мы участвуем в интересном, хорошем проекте, то вот эти люди, с которыми мы ездим, ходим по одним улицам – они это оценивают, им это нравится.

Грубо говоря, можно сказать: делись тем, что зарабатываешь. Я имею в виду не налоги. Наверное, самый важный социальный проект, который необходим сегодня – это экология, борьба с мусором.  Сердце кровью обливается из-за того, что мы оставляем детям и внукам огромные свалки. Вопрос о переработке пока не решается, он находится на уровне разговоров. Огромные массы мусора продолжают захораниваться, закладывая мину в будущее. Говорят, что нет денег, что переработка мусора – это огромные инвестиции, которые повлияют на повышение коммунальных тарифов. Наверное, это правда. Но за чистоту надо платить. Всем.

Плата за чистое будущее не может быть чрезмерной… К сожалению, продолжаются мелкие, но повсеместные вырубки леса. Особенно вокруг Минска. Хотя вокруг столицы и так немного лесов и парков.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

У вас с самого начала деятельности было желание заняться социальными проектами?

Конечно, нет. Мы ведь меняемся вместе со всей страной. О благотворительности мы задумались, наверное, в конце 1990-х, когда появились какие-то возможности, время, чтобы подумать, оценить, увидеть что-то.

Для нас важно, чтобы люди нас уважали за то, что мы делаем и за то, как мы это делаем. Поэтому некоторые вещи должны носить неденежный характер. Когда Юрий Гагарин полетел в космос, он же сделал это не ради денег, и проект этот был неденежный. Он был связан с наукой, с движением страны вперед. Очень многие вещи в жизни страны, общества происходят на нефинансовой основе.

Фото из личного архива

Фото из личного архива

Ранее вы говорили, что восхищаетесь Колумбом и Гагариным. Почему именно этими людьми? Кем больше?

Трудно сравнить Колумба с Гагариным. Гагарин для меня – это, в первую очередь, пилот, космонавт, человек, который полетел в неизведанное. Он исполнил задумку многих. А Колумб – человек, который создал идею, смог заразить своей идеей других, и это привело к открытию Нового Света. Для меня Колумб – это гораздо более самостоятельный и одновременно сложный феномен. Человек плыл на Запад, не зная, куда. Его вела какая-то звезда путеводная.

А в бизнесе есть аналогичные примеры? Можете рассказать, кто вас восхищает?

Мне очень нравится то, что делает Илон Маск в Соединенных Штатах в своих компаниях Tesla и SpaceX. Я не могу оценить коммерческий успех компании Tesla – разные слухи ходят, в том числе, что у них не все в порядке с экономикой. Но то, что они делают – ускоряет прогресс, опережает время. Это факт.

Фото с сайта 3dnews.ru

Фото с сайта 3dnews.ru

В Минске ездят по улице несколько автомобилей Tesla, а в Европе и Соединенных Штатах их становится все больше и больше. Я думаю, это только начало. Первые ласточки технологической революции, ухода от углеводородов и перехода на электроэнергию.

Второй проект Маска, SpaceX, связан с коммерческим запуском в космос. Они разрабатывают ракеты для вывода на орбиту спутников. Это – бизнес-модель. Они пытаются зарабатывать деньги на этом, и при этом делать полеты в космос более доступными, абсолютно независимыми от государства. И это освобождает ресурсы государства для реализации важных инфраструктурных проектов в области обороны, науки, экологии, образования.

Илон Маск. Фото с сайта dartmouthbusinessjournal.com

Илон Маск. Фото с сайта dartmouthbusinessjournal.com

Сто лет назад начиналась авиация, тогда единицы поднимались в небо. А потом это становилось все более доступно, и сегодня сотни тысяч самолетов в небе. Освоение космического пространства частными компаниями – тоже очень важный этап в начале XXI века. Все начинается с единиц, но я надеюсь, что с течением времени частные полеты в космос будут становиться все более и более популярными. Это прогресс.

А вы бы сами хотели в космос полететь? Как частный пилот или пассажир.

Как пилот, наверное, нет – это требует очень большой подготовки. А пассажиром было бы очень здорово. Но это очень дорого. Сейчас есть запись на космические полеты. Но я подожду, когда это станет более доступным. И обязательно куплю билет.

Не страшно ли было в первый раз сесть за штурвал вертолета, подняться в небо? Какие были первые ощущения?

Конечно, страшно. Потому что это неестественно. Мы созданы природой не для полетов, мы делаем это благодаря приобретенным качествам. Надо много учиться. Вот это [Александр показывает несколько толстенных книг в рабочем кабинете – прим. «Про бизнес.»] – только часть книг, которые описывают, чему надо научиться прежде, чем начать летать. 

Страсть к полетам – это давняя страсть ваша?

Занимаюсь я этим около 10 лет. А откуда это началось? С детства, наверное. С книжки про Валерия Чкалова из серии «Жизнь замечательных людей». Очень интересно и занимательно, как авиация развивалась. Многие отрасли науки, техники уходят корнями в столетия и даже тысячелетия.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

А авиация развивалась чуть ли не на глазах, за ХХ век.

В той великой стране, в которой мы родились, достаточно много усилий, внимания уделялось авиации. Она была представлена на всех парадах. Много фильмов. «В бой идут одни старики» чего стоит, «Валерий Чкалов» – старый советский фильм, «Мимино» – более гражданский, юмористический. Была целая культура. Это все на подкорку ложилось.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

За последние 25 лет много в этом потеряно, в авиации. Поэтому интересно попытаться что-то восстановить, вернуться на тот путь, который был наработан за предыдущие десятилетия. Мы занимаемся этим. Привлекаем людей, которые имеют отношение к авиации. Сами летаем, учимся, осваиваем новые типы техники. Сейчас новые приборы всякие появляются. Когда я начинал, мы летали по картам. Сегодня – по электронным устройствам, которые позволяют летать чуть ли не с закрытыми глазами. Все интересно, все меняется. Надо это применять у нас, делать доступным. 

Легко ли вам осуществлять проекты по поддержке авиации?

К моему большому недоумению, в Беларуси очень высокие налоги на ввоз авиатехники. До 40 процентов. Зачем? Защищаем отечественного производителя? Так небольшую авиатехнику не производят ни в Беларуси, ни в России. Налог на богатство? Так ведь на самом деле это налог на прогресс. На развитие авиации с самых ее начал. Чем больше пилоты летают, тем лучше и безопаснее всем. Самолет в США стоит 100 тысяч долларов, а у нас этот же самолет – уже 140 тысяч. Соответственно, и летный час на 40% дороже.

Все больше людей едут учиться летать в Штаты, а могли бы делать это у нас. Заодно гостиницы заселять, общепит «подгружать».Но тут мало отменить пошлины, надо еще и небо «открыть». Но это уже совсем другая история…

Фото с сайта avia-100.by

Фото с сайта avia-100.by

У вас достаточно большой бизнес, много планов, плюс увлечение авиацией требует немало времени. Как вам удается все успевать?

Если интересно, то время найдется. Ты раньше просыпаешься и позже ложишься, чтобы заниматься тем, что тебе интересно.

Это и есть секрет вашего тайм-менеджмента? Заниматься только тем, что интересно?

Говорить о том, чтобы всегда делать все, что нравится – скорее, идеалистический подход. Когда я учился в школе, мне приходилось учить предметы, которые мне были не очень интересны.

Когда служил в армии, мне приходилось выполнять приказы, которые мне отдавали – неважно, согласен-не согласен. Нужно выносить мусор, нужно стирать одежду. Нужно ремонтировать автомобиль, нужно мыть полы и так далее. То есть делать всякие рутинные и обременительные вещи.

Делать то, что интересно – это, скорее, направление, которому надо стараться следовать, не забывая о том, что есть вещи, которые нужно делать. Наши желания подгоняют нас. Если нам чего-то хочется, мы готовы преодолеть любые препятствия.

Читайте также: 

Александр Мошенский: Единственное, что меняется от кризиса к кризису – уровень конкуренции: он постоянно растет

«Мы – магазин, в который можно прийти в тапочках». Интервью с Алмой Яунцемене

Хотите мгновенно получать уведомления о новых материалах и событиях «Про бизнес.»? Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент