Войти
Финансы
«Про бизнес.» 20 августа 2015 5

Как управлять валютными рисками бизнеса сегодня

Вопрос злободневный для белорусских предпринимателей и топ-менеджеров. Практические рекомендации, как в условиях регулярных девальваций можно защитить средства компании, дает партнер, руководитель направления финансы консалтинговой группы «Здесь и сейчас» Егор Егорушкин.

Фото с сайта news.mail.ruФото с сайта news.mail.ruФото с сайта news.mail.ru
Фото с сайта news.mail.ru

– Сложно найти того, кто не сталкивался бы с понятием «потери от курсовых разниц». У нас потери после очередной девальвацией подсчитывают все: начиная от домохозяек и заканчивая промышленными гигантами, банками и интернациональными компаниями.

Интересно другое. У нас многие представители бизнеса часто воспринимают курсовые потери как что-то необратимое: проснулись с утра – увидели новые курсы – посыпали голову пеплом – работаем дальше, жизнь продолжается.

Но ведь валютными рисками бизнеса нужно управлять. Давайте разберемся, что для этого нужно знать, уметь и делать.

Шаг 0. Разбираемся, чем мы можем управлять

Понятие курсовых разниц очень тесно связано с таким понятием, как открытая валютная позиция, которая представляет собой разницу между активами и обязательствами компании, выраженными в определенной иностранной валюте.

Все очень просто. Давайте предположим, что курс доллара завтра вырастет с условных 15 000 белорусских рублей до условных 16 000.

Что произойдет с активами компании? Эквивалент денежных средств увеличится на 5 000 000 рублей, что будет являться доходом (положительной курсовой разницей).

Что произойдет с обязательствами? Рублевый эквивалент задолженности также вырастет на 15 000 000. Но это будут уже расходы компании, то есть отрицательные курсовые разницы.

Как на нашей компании скажется изменение курса доллара? Она потеряет 10 000 000 рублей (доход = положительные курсовые разницы – отрицательные).

Ту же самую величину мы можем получить, умножив открытую валютную позицию нашей компании (USD 10 000) на изменение курса валюты (BYR 1 000).

Поэтому первое, что следует помнить:

Курсовые разницы = Открытая валютная позиция бизнеса x Изменение курса валюты

И сразу становится понятным, чем мы можем управлять. Влиять на изменение курса вы не можете (если, конечно, вы не Джордж Сорос – хотя курс белорусского рубля устанавливается по таким законам, что здесь бы и он, мне кажется, не справился). Единственное, что вы можете делать – управлять валютной позицией вашего бизнеса.

И здесь нужно сделать всего три шага.

Шаг 1. Оцените вашу валютную позицию

На самом деле оценить, что прямо сейчас в вашей компании происходит с активами и обязательствами в определенной иностранной валюте, с одной стороны, не так просто, с другой – не так уж и сложно.

Я являюсь автором достаточно простой методики, которая без проблем может быть интегрирована в любую систему учета и в режиме онлайн показывать, какая именно у вас позиция по той либо иной валюте. Несмотря на ее простоту, приводить ее здесь было бы достаточно громоздко – поэтому отсылаю вас к соответствующему материалу.

Сейчас же достаточно запомнить, что по каждой иностранной валюте нам нужно взять сумму активов, номинированную в иностранной валюте, а также величину выраженных в этой же валюте обязательств вашей компании и сравнить между собой.

Шаг 2. Оцените ваши возможные потери

Существование у вас открытой валютной позиции говорит о том, что вы подвержены валютному риску. Но это еще не означает, что нужно всеми силами от него защищаться.

Почему? Если у вас миллиардный оборот и в нем одна небольшая, еще не оплаченная отгрузка в РФ в российских рублях – то вы потеряете на падении курса российского рубля. Но потеряете столько, что вряд ли заметите. Лучше сконцентрируйтесь на чем-нибудь другом, чем на попытках обезопасить себя в этом месте.

Поэтому перед тем, как действовать, нужно сначала убедиться, а на самом ли деле мы много потеряем при изменении курса.

Для этого, кроме размера валютной позиции, нужно знать еще и величину возможного изменения курса. Это не так сложно, как может показаться.

Давайте сначала посмотрим, чего именно нам бояться. А потом уже посмотрим, насколько.

Валютные позиции бывают трех типов:


Закрытая валютная позиция – это когда сумма наших валютных активов равна сумме наших обязательств. Идеальная ситуация, когда вам бояться ничего не стоит. Вырастет завтра курс, упадет – ваши отрицательные курсовые разницы в любом случае в точности компенсируются положительными.

Но встречается в реальном бизнесе такая ситуация достаточно редко. Чаще мы имеем дело с открытыми позициями, то есть когда сумма активов в валюте отличается от суммы обязательств в ней. А вот они бывают двух типов:

  • Длинная позиция – это когда сумма активов превышает сумму обязательств. В таких случаях вам нужно бояться падения курса валюты. И наоборот, если у нас есть 100%-ная информация о том, что какая-то валюта будет расти – это именно та позиция, к которой нужно стремиться.
  • Короткая позиция – это когда сумма обязательств превышает сумму активов. Здесь все ровно наоборот: мы опасаемся роста курса валюты и стремимся к данной позиции по валюте в том случае, если ждем, что она будет падать.

Теперь же давайте попробуем наши опасения оцифровать.

Проще всего, на мой взгляд, для этого подходит статистический метод VAR. Пользоваться им несложно, но, опять-таки, его описание займет достаточно много места, поэтому предложу вам ссылку на материал, который поможет с ним разобраться. При правильном использовании этого метода (в основном, это касается правильного подбора данных для наблюдений) мы сможем достаточно четко сказать, на сколько может измениться курс за завтра, за неделю, месяц.

Фото с сайта www.offthecusp.com
Фото с сайта www.offthecusp.com

Соответственно, умножив изменение курса на размер валютной позиции, мы сможем увидеть риску каких потерь мы подвергаемся.

Есть в данном методе и недостаток. Он дает достаточно точные результаты в том случае, если курс изменяется пускай даже существенно, пускай волнообразно, но предсказуемо. Но вот предсказать очередную одномоментную девальвацию он не в состоянии. Поэтому рекомендую использовать экспертный метод.

При этом я, честно говоря, не напрягаю себя отслеживанием и анализом денежных агрегатов или чего-то подобного. У меня есть один простой показатель, которым я всегда пользуюсь – объем золотовалютных резервов. Всегда и всем советую одно и то же:

  • когда ЗВР начинают приближаться к $6 млрд – нужно думать, что мы будем делать
  • при приближении к $5 млрд нужно начинать делать то, что мы придумали раньше
  • потому что когда ЗВР приблизятся к $4 млрд, высока вероятность того, что сделать нам уже ничего не дадут

Таким образом, если сопоставив размер нашей валютной позиции с возможным изменением курса, мы видим, что потерять можем много – тогда нужно что-то предпринимать. Давайте посмотрим, что.

Шаг 3. Если потери вас пугают – действуйте

И вот мы переходим к самому интересному вопросу: а что же делать? Если у нас, например, большая часть активов в белорусских рублях, а должны мы практически всем в валюте?

На самом деле «технологически» все здесь очень просто. Мы помним, что никак не можем повлиять на изменения курса. Все, что мы можем сделать – это повлиять на размер нашей валютной позиции, в данном случае – в белорусских рублях.

Сейчас она, исходя из того, что я описал, выглядит примерно таким образом:

То есть мы по белорусским рублям имеем длинную позицию, от которой нам нужно бежать, так как мы боимся падения курса рубля.

У нас есть лишь два варианта:

1. Снизить активы в белорусских рублях хотя бы до уровня рублевых обязательств (превратив их в активы в долларах США)

2. Нарастить обязательства в белорусских рублях хотя бы до уровня рублевых активов (при этом, опять-таки, превратив имеющиеся долларовые долги в рублевые).

И вот здесь у многих начинается ступор… По той простой причине, что многие не понимают, что значит «Активы, выраженные в иностранной валюте». Почему-то классически считается, что есть лишь две группы активов, которые могут быть номинированы в долларах США: деньги на валютном счете и «дебиторка» по экспорту.

На практике же все намного гибче. Мы можем говорить о том, что актив номинирован в иностранной валюте в том случае, если его стоимость увеличивается либо уменьшается вместе с ростом либо падением курса данной иностранной валюты.

Может ли дебиторская задолженность быть номинирована в долларах США, даже если клиент нам платит в белорусских рублях? Конечно, да, если величина оплаты привязана к курсу доллара.

Поэтому чтобы превратить активы в белорусских рублях в активы в долларах США, мы можем:

  • привязать размеры платежей наших покупателей к курсу доллара США.

Благо это не запрещено нашим законодательствам. Правда, в большинстве случаев мы столкнемся с очень сильным сопротивлением этому варианту. Причем, как ни странно, первыми будут сопротивляться не наши покупатели, а… наш главный бухгалтер. Ведь это ему потом вылавливать и правильно отражать те несовпадения, которые будут в отгрузочных накладных и получаемых оплатах. Кстати, очень частое заблуждение наших руководителей, что «дебиторку» нельзя привязать к курсу валюты, обычно вложено в голову бухгалтерами.

Клиенты тоже, конечно, счастливы не будут. Но что мы можем здесь сделать?

Давайте посчитаем, сколько мы можем потерять на курсовых разницах за время отсрочки клиенту. И у нас появится поле для переговоров: или мы продаем тебе за условные 10 000, но привязываем платеж к курсу, или же продаем тебе без привязки, но за условные 10 500.

Таким образом, привязать цены на продаваемую нами продукцию, товары, услуги к доллару США, к счастью, не запрещено.

Сложнее всего, как ни странно, избавиться от белорусских рублей. Но сегодня и с ними мы можем купить валюту и сделать предоплату за сырье. Или просто затариться тем сырьем, цену на которое поставщик пересчитывает вслед за ростом курса.

Я привел только типовые примеры, что мы можем сделать в данном случае. В каждом конкретном случае вариантов может быть намного больше. Главное – взглянуть на такую категорию, как валютные активы, несколько шире, чем принято это делать.

Фото с сайта kkmonline.ru
Фото с сайта kkmonline.ru

Если ни один из рассмотренных вариантов превращения активов в белорусских рублях в активы в долларах США не работает (клиенты не соглашаются на привязку «дебиторки» к валюте, привязка цен к долларам делает нас неконкурентоспособными, нам пока непонятно, какое сырье или товары нам надо покупать), у нас остается еще и второй путь: снизить обязательства в долларах США за счет увеличения долгов в рублях.

Как это может выглядеть на практике:

  • получение кредита в белорусских рублях и погашение за его счет долларовой задолженности
  • переориентация поставок с прямого импорта на закупки внутри Беларуси

И здесь в каждом конкретном случае вариантов может быть намного больше. Главное – правильно понимать, чего мы хотим добиться, и что такое валютная задолженность. Ведь если вы договорились с сотрудником на зарплату в «пятьсот долларов», то, несмотря на ваши выплаты рублями, это будет валютной задолженностью: сегодня эти «пятьсот» – это 8 миллионов рублей, а завтра могут превратиться в 9 млн или 7 млн.

Шаг последний. Превратите управление валютными рисками в систему

Вы можете ждать, пока совсем запахнет жареным и потом носиться, пытаясь как-то избавиться от ненужной валюты (в активах ли, в обязательствах), а можете попробовать сразу выстроить свою текущую деятельность таким образом, чтобы она не сильно зависела от колебаний курсов валют.

Могу привести один пример подобной системы из реальной практики.

Компания занимается импортом товаров из Европы, расплачивается в евро и имеет отсрочку от поставщика на 60 календарных дней. При этом продажные цены компании полностью привязаны к курсу евро. Но вот с покупателями договориться о привязке их дебиторской задолженности к валюте никак не удается, так как все конкуренты работают без подобной привязки.

Давайте посмотрим, как деятельность компании выглядит с точки зрения управления валютными рисками.

Поступление товаров от поставщика не приводит к возникновению валютного риска у компании, так как ее активы в евро (товар, цены на который привязаны к валюте) уравновешены обязательствами в этой же валюте.

А вот после продажи товара компания уже подвержена риску, так как у нее возникает актив в белорусских рублях (так как клиенты не соглашаются на привязку «дебиторки» к евро), который не уравновешен никакими обязательствами. Риск заключается в том, что при росте курса евро относительно белорусского рубля у компании не хватит денег для расчетов со своим поставщиком.

Что в данном случае делает финансовый директор компании?

Он получает кредит в белорусских рублях, покупает на него валюту и рассчитывается с поставщиком, несмотря на еще непрошедшие 60 дней предоставленной отсрочки.

И компания опять застрахована! Теперь активы в евро и рублях полностью уравновешены соответствующими обязательствами. И оплаченных клиентами денег хватит на погашение кредита, а доходов от продажи лежащих на складе товаров – на расчет с поставщиком по остатку долга.

Причем этот подход реализован в компании на постоянной основе: то есть каждое утро производится сверка размеров склада с задолженностью поставщику и, в случае необходимости, «излишняя» задолженность гасится.

Обратите внимание, что происходит. Каждый день компания зарабатывает немного меньше, чем могла бы, ведь ей приходится платить проценты по кредиту, которые она могла бы и не платить. Но при этом компания уверена: что бы там ни происходило с курсом пары белорусский рубль – евро, на ней это никак не скажется.

А вот этот баланс между размером получаемой прибыли и отсутствием опасений ее потерять – каждый для себя должен определять сам.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Oleg Goncharenko25.08.2015

Спасибо, Егор, теперь все стало ясно.

Егор Егорушкин24.08.2015

***
И все рассчеты без ндс производятся, верно?

***

Я писал по тексту, что в реальной жизни все немного сложнее. В том числе нужно и учитывать, что для целей НДС и налога на прибыль себестоимость товара останется в белорусских рублях и может образоваться "сверхнормальная" налоговая база.

Но здесь я просто хотел Вам указать направление для мыслей, без детализации до расчетных нюансов, которых в каждом отдельном случае может быть достаточно много.

Егор Егорушкин24.08.2015

*****
Очень хорошая статья, спасибо! У меня только одинин вопрос насчет последнего шага. Компания продала товар с наценкой 30%, образовалась дебиторка в бел.руб равная стоимости товара с наценкой. Компания берет кредит в размере этой дебиторки, покупает валюту и платит поставщику сумму, на 30% большую, чем продала товара по себестоимости. Получается обязательства перед поставщиком в евро стали меньше на эту наценку, чем остаток товара на складе. Нет равновесия...
************

И Вам спасибо за лестный отзыв!
По поводу "разбалансировки": то ли я не совсем понятно описал, то ли Вы меня не совсем правильно поняли.

Компания берет кредит не на сумму дебиторки, а "доводит" задолженность поставщику до суммы склада. То есть, по сути, кредит берется на покупную стоимость проданных товаров.

Пришли мы, к примеру, сегодня на работу. Видим, что поставщику должны 20 000 евро, а на складе у нас товаров на 15. На 5 тысяч берем кредит. За сколько мы товар продали и с какой наценкой - в данном случае не важно.

Oleg Goncharenko21.08.2015

И все рассчеты без ндс производятся, верно?

Oleg Goncharenko21.08.2015

Очень хорошая статья, спасибо!
У меня только одинин вопрос насчет последнего шага. Компания продала товар с наценкой 30%, образовалась дебиторка в бел.руб равная стоимости товара с наценкой. Компания берет кредит в размере этой дебиторки, покупает валюту и платит поставщику сумму, на 30% большую, чем продала товара по себестоимости. Получается обязательства перед поставщиком в евро стали меньше на эту наценку, чем остаток товара на складе. Нет равновесия...

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент