Войти
  • 1,97 USD 1,9739 -0,0007
  • 2,1 EUR 2,0967 -0,0295
  • 3,12 100 RUB 3,1207 +0,0052
Мнение
«Про бизнес.» 13 июля 2015

Референдум в Греции, бизнес-кейс от Burger King, «большая дубинка» Минторга. Неделя с Максимом Знаком

Актуальные события последних дней комментирует Максим Знак, основатель и партнер юридической фирмы «ЮрЗнак» и АБ «Адвокаты «ЮрЗнак».

Максим Знак. Фото с сайта jurcatalog.byМаксим Знак. Фото с сайта jurcatalog.byМаксим Знак. Фото с сайта jurcatalog.by
Максим Знак. Фото с сайта jurcatalog.by

Минторг приостанавливает работу ресторанов и торговой сети «Доброном» 

На прошлой неделе Минторг приостановил работу ресторана «Журавинка», ресторана быстрого обслуживания Food Republic и кафе River Café.

Ресторан Food Republic
Ресторан Food Republic. Фото с сайта by.holiday.by

А с 21 июля будет приостановлена работа 177 магазинов, розничной сети ЗАО «Доброном».

За полгода к новостям подобного плана мы уже привыкли, и все же каждый раз задумываешься о вечной проблеме соразмерности «преступления и наказания».

С прошлого года у Министерства торговли появилось оружие невиданной силы – возможность приостанавливать работу торговых объектов. В предновогодние дни ритейл вдруг осознал, что для получения запланированной выручки мало закупить товар, провести рекламную компанию и т.п. Необходимо еще избежать закрытия магазинов.

Безусловно, к нарушителям правил торговли должны быть приняты меры. Например, наложены административные штрафы. Но даже самый большой штраф, предусмотренный КоАП, вряд ли сравнится с убытками от одного дня простоя супер- или гипермаркета. Речь как о реальном ущербе, так и упущенной выгоде.

История с магазинами «Доброном» интересна с той точки зрения, что магазины закрываются из-за просроченной задолженности перед поставщиками (порядка 30 млрд). Очевидно, что мера «ответственности» за нарушение и вовсе исключает погашение просроченной задолженности. Закрытие на 90 дней 177 магазинов точно не приведет к генерации выручки, достаточной для осуществления расчетов. При этом состав расходов практически не изменится. Часть товаров, не возвращенных поставщикам, станет непригодной для реализации. Как следствие, ситуация может повлечь банкротство (либо сокращение сети путем продажи объектов недвижимости).

Скриншот с сайта dobronom.by
Карта магазинов «Доброном». Скриншот с сайта dobronom.by

Используемая мера воздействия – «большая дубинка». С ее помощью бизнесу направляется послание: «Рассчитайтесь или можете потерять всё». Понятно, что от такого предложения невозможно отказаться.

С правовой точки зрения ситуация неоднозначная. В соответствии с указом №567 от 5 декабря 2014 года министру торговли и его заместителям предоставлено право приостанавливать (на срок до 90 дней) работу торгового объекта, объекта общественного питания, если проверка установит нарушение законодательства о ценообразовании, торговле и общественном питании.

В соответствии с «Законом о государственном регулировании торговли и общественного питания» (ст. 12), срок оплаты, закрепленный в договоре с поставщиками, не может превышать 45 дней (а в ряде случаев – 10 дней) с даты приемки товаров. Изменить это условие стороны не могут.

Таким образом, просрочка оплаты (и последующая санкция в виде приостановки работы магазина) может возникнуть даже при согласии поставщика на эту просрочку.

Отсюда два вопроса:

  • Во-первых, можно ли несоответствие договора, заключенного юридическим лицом, отнести к нарушениям законодательства о торговле, выявленным по итогам проверки объекта торговли (особенно, учитывая, что соответствующие условия договора будут недействительными)?
  • Во-вторых, в каких случаях (при каких нарушениях) закрытие объекта будет соразмерным наказанием и можно ли оспаривать решение госоргана?

Как бы то ни было, предоставленное Минторгу указом №567 право закрытия торговых объектов – слишком сильный инструмент воздействия (особенно в отношении крупных сетей), чтобы можно было оставлять столь широкие формулировки для его применения (практически любое нарушение законодательства о торговле может привести к закрытию торгового объекта).

Понятно, что история создания этой нормы «вымощена» благими намерениями. Однако каждая компания, поставив себя на место внезапно закрытой очередной сети, может задуматься, почему государство имеет право на подобное вмешательство? И действительно ли у контрагентов (потребителей, поставщиков) отсутствуют достаточные инструменты для самостоятельной защиты своих прав. Например, в судебном порядке.

Открытие ресторана быстрого питания Burger King

Фото: пользователь twitter – mc_maxim
Фото: пользователь twitter – mc_maxim


С опозданием лет на двадцать в Минске открылся популярный во всем мире ресторан быстрого питания Burger King.

Благодаря либо случайному стечению обстоятельств либо грамотной PR-кампании, социальные сети заполнила информация о запуске заведения. Даже те, кто и не собирался знать об этом, все равно выяснили, где можно съесть новый бургер и что предлагает система рефил (в данном случае – возможность наливать безалкогольные напитки в неограниченных количествах). Также мы узнали, что некоторые посетители приносили с собой пластиковую тару и наполняли ее пепси-колой.

Оставим в стороне обсуждение и тех, кто воспользовался такой возможностью, и тех, кто публично осуждает подобные действия. Рассмотрим ситуацию в качестве бизнес-кейса.

Как юриста меня интересуют два аспекта:

1. С помощью какого правового механизма была реализована система рефил? Каким образом учтены все налоговые и бухгалтерские аспекты? Вариантов может быть несколько. С учетом внимательности нашего законодателя к сфере общественного питания, появление новых бизнес-решений на рынке, безусловно, представляет интерес.

2. Как, с юридической точки зрения, квалифицировать действия потребителей, которым было предоставлено право без ограничений наливать напиток в приобретенную в ресторане тару, но которые наполняли пепси-колой дополнительные емкости, принесенные с собой. Это неосновательное обогащение? Грабеж? Отсутствие каких-либо противоправных действий? Понятно, что ответ зависит от выбранного для реализации рефила правового механизма.

Как выпускнику и преподавателю программы MBA, мне хочется выделить несколько тем для размышления. Из них, при желании, можно было бы сделать настоящий кейс для бизнес-школы:

1. Вопрос из сферы стратегического маркетинга: стоит ли ограничивать систему рефил с учетом особенностей ее восприятия в Беларуси? Если да, то каким образом это можно и нужно сделать?

Фото TUT.BY
Фото TUT.BY

2. С подобной системой я познакомился во время учебы в США в 1997. Правда, стаканы без всяких ограничений наполнял оператор. Возможно, именно поэтому (чтобы два раза не вставать и не ходить за новой порцией напитка) посетители предпочитали приобретать пустые стаканчики самого большого размера:

  • Вопрос из сферы общего менеджмента: при каких условиях стоимость стакана напитка будет ниже трудозатрат продавца на его наполнение?
  • И дополнительный вопрос из сферы операционного менеджмента: при каких условиях дополнительные издержки, вызываемые системой рефил, будут компенсированы увеличением скорости обслуживания потока покупателей?

3. Вопрос из сферы управленческой экономики. Дана стоимость минимальной емкости для напитка (допустим, 20 000 рублей) и стоимость 2 литров данного напитка в розничной торговле (например, 15 000 рублей). Также известно, что напиток изготавливается автоматически из концентрата, приобретаемого по неизвестной (но оптовой) цене Х. Сколько литров нужно перелить в принесенную из дома тару для причинения реального ущерба предприятию?

Дополнительный вопрос из области маркетинга: какой процент потребителей будет действительно злоупотреблять этим правом? К слову, это известный философский вопрос: стоит ли планировать свои действия с учетом поведения абсолютного порядочного большинства либо необходимо учитывать поступки недобросовестных индивидов.

3. Вопрос из сферы PR: каким образом можно организовать аналогичную вирусную рекламную кампанию для другого объекта общественного питания? Как в дальнейшем скажется распространенная информация о рефилах на продажах открывшегося ресторана?

4. Вопрос из сферы стратегического менеджмента и общей эрудиции: почему на рынке с декабря 2014 слышен «плач» белорусского общепита, а такое рядовое событие, как открытие новой точки фастфуда вызывает нездоровый ажиотаж?

Население Греции сказало на референдуме «нет»

Фото с сайта rusdozor_ru
Фото с сайта rusdozor_ru

В начале прошлой недели были оглашены ожидаемые итоги референдума в Греции. Граждане страны в ходе свободного волеизъявления сообщили банальную истину: они не согласны на ухудшение собственного благосостояния.

Вопрос получился риторическим. В Беларуси, например, на республиканский референдум (среди прочих) не могут выноситься вопросы о принятии и изменении бюджета, установлении, изменении и отмене налогов, сборов (пошлин). Ответы населения предсказуемы: социальных выплат в адрес большинства должно быть больше, налогов – меньше.

Вряд ли организаторы греческого референдума не отдавали себе отчет в некоторой некорректности происходящего. 

Результат референдума – сомнительная точка опоры для будущих переговоров греческого правительства с кредиторами. А соединение в одном вопросе референдума нескольких абсолютно разных проблем (люди решали, должно ли правительство принять или отклонить проект соглашения из двух частей: «Реформы для завершения текущей программы» и «Предварительный анализ устойчивости долга»,– прим. «Про бизнес.») – прием, известный еще со времен Наполеона.

В результате ЕС получил сообщение, на которое рассчитывало греческое правительство.

И тут начинается самое интересное: принятие нового пакета реформ, направление кредиторам новых предложений и продолжение переговоров. С точки зрения бизнеса, происходящее вызывает интерес в контексте экономики Евросоюза в целом. Речь идет не о банальном вопросе «упадет ли евро?», а о возможном объявлении полноценного дефолта Греции и перспективе полномасштабного европейского кризиса.

Банковский кризис не может затронуть только одну страну. Поэтому, безусловно, для долгосрочного планирования осложнение ситуации в ЕС, возможный «эффект домино» нужно держать в уме.

Все хорошо помнят прошлый кризис, в ходе которого, говоря чеховской фразой, обнаружилось, что «в Греции всё есть». И одновременно выяснилось, почему это «всё» появилось и за чей счет. 

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Платный контент