Войти
Мнение
«Про бизнес.» 3 августа 2015

Изменения в закон о хозобществах, старение бизнеса, неисполнение договоров. Неделя с Романом Шпаковским

Важные деловые новости последних дней комментирует партнер международной юридической фирмы VILGERTS Legal&Tax, глава офиса в Беларуси Роман Шпаковский.

Фото из личного архива Романа ШпаковскогоФото из личного архива Романа ШпаковскогоФото из личного архива Романа Шпаковского
Роман Шпаковский. Фото из личного архива

Внесены изменения в закон о хозобществах

Такая форма юридического лица, как общество с ограниченной ответственностью (ООО), сможет работать с одним учредителем. Мне кажется, это новость №1. На фоне постоянно мрачного информационного поля (проверки, доначисления налогов, аресты, решения Минторга, стимулирование продаж плодовых вин, новости о незаконной предпринимательской деятельности) – это одна из немногих действительно позитивных, хоть и ожидаемых новостей.

Такой документ – это сближение регулирования бизнеса в Беларуси и международных норм. На практике мне теперь реже придется говорить иностранным инвесторам и их консультантам: «Мы не можем этого сделать в Беларуси, лучше структурировать эту сделку через другую страну» или «Вам нужно придумать, кому отдать 0,01% доли в уставном фонде, потому что иначе придется создавать очень неудобное унитарное предприятие».

Не вдаваясь в технические детали, выделю основные новшества:

1. Можно будет создавать хозобщества с одним участником. Это, повторюсь, очень большое, важное и позитивное изменение, которого мы ждали около десяти лет. Раньше один человек мог создать унитарное предприятие – это неудобная для бизнеса форма. Например, если ООО состояло из двух участников и один выходил, то по закону нужно было преобразовывать ООО в Частное предприятие. Поэтому часто участников в ООО добавляли задним числом. А составлять документы, не отражающие фактическую реальность, всегда неправильно.

Фото с сайта uchet-n.ru
Фото с сайта uchet-n.ru

2. Детально урегулированы обязанности члена Совета директоров (наблюдательного совета) и значительно расширен список случаев, когда член Совета директоров будет обязан возместить убытки компании. Раньше, например, его можно было привлечь к ответственности за голосование в пользу решения, приведшего к убыткам. Сейчас члена Совета директоров можно наказать за недостаточно активное противодействие принятию таких решений.

Нужно активно следить, чтобы компании было хорошо. Если ты не ходишь на заседания Совета, не следишь, что происходит и не читаешь документы, которые тебе высылают, то ты можешь за это отвечать. Это хороший пример постепенного внедрения мировой практики корпоративного управления в Беларуси.

3. Легализован институт акционерного соглашения или соглашения об осуществлении прав участников (для ООО и ОДО). Это очень важное нововведение, так как ранее статус соглашений между участниками общества был неясен.

Теперь участники могут договориться, к примеру, что при наступлении определенных условий (допустим, привлечения финансирования в стартап), один участник обязан будет проголосовать конкретным образом (например, поддержать продажу доли в проекте).

Сейчас будет происходить наработка правоприменительной практики и, думаю, через 2-3 года мы увидим хорошо работающий институт.

Правда, мне абсолютно непонятно, почему в законе сказано, что сторонами таких соглашений не могут быть все акционеры сразу. Представим, что у нас 3 акционера. В этом случае, им придется составлять договора: «участник 1 – участник 2», «участник 1 – участник 3», «участник 2 – участник 3». В обществе, где акционера два, такой договор заключить вовсе нельзя. Придется вводить еще одного миноритария. Например, с 0,1% доли. Или, как вариант, участник с 50% может распределить свою долю на два акционера: 20% – он как физлицо, а 30% – подконтрольная ему компания. То есть этот механизм можно обойти. Поэтому непонятно, зачем было вводить это искусственное ограничение.

Фото с сайта frolovchik.livejournal.com
Фото с сайта frolovchik.livejournal.com

Еще один отрицательный момент – предоставление суду возможности не отменять решения общего собрания участников по формальным или малозначительным поводам.

Теперь для отмены решения нужно будет доказать, что участник мог повлиять на принятое решение. Кроме этого, в отмене решения может быть отказано, если нарушения формальные или не нанесли существенного ущерба участнику.

Что это значит на практике. Например, у акционера 20%. Его не пригласили на общее собрание. Казалось бы, даже если бы он приехал и проголосовал против принятого решения, то 80% все равно бы его приняли. Но из виду упускается, что у акционера могла быть информация, озвучивание которой изменило бы исход голосования. Мне кажется, что при текущем развитии судебной системы и правоприменительной практики, предоставление таких широких полномочий суду неоправданно.

Белорусских стекольщиков уличили в лоббировании

Белорусских стекольщиков уличили в том, что они вместе с российскими коллегами пытались ограничить сферу применения ПЭТ-тары. В принципе, заголовок новости гораздо ярче содержания. По сути, российский союз компаний стекольной отрасли решил отстаивать свои интересы. Оказалось, что в этот союз входят и белорусские компании.

У меня двойственные ощущения на этот счет. С одной стороны, это очередное печальное подтверждение провала белорусской политики «точек роста» и искусственного создания, поддержки отраслей, которые не могу существовать без денег налогоплательщиков (господдержки).

Фото с сайта tk-ecoprom.ru
Фото с сайта tk-ecoprom.ru

С другой – это показатель того, что белорусские предприятия начали активную работу по отстаиванию отраслевых интересов, а не только по получению доступных кредитов. Это хорошо.

Лоббизм есть в любом государстве вне зависимости от того, регулируется он законодательно или нет.

Кстати, сейчас в Беларуси лоббизм силен как нигде. Хотя бы в силу того, что для большей части нашей экономики государство является не только регулятором, но и собственником. Соответственно, интересы госкомпаний склонны преобладать при принятии решений регулятором.

Крупный бизнес Беларуси стареет

Средний возраст представителей крупного белорусского бизнеса увеличивается. Мне кажется, это абсолютно нормальный процесс. Для создания по-настоящему большого бизнеса требуется время. Логично, что самые богатые люди сейчас не будут молодыми. Мне кажется, тенденция связана с тем, что частный бизнес в Беларуси появился относительно недавно. Через 15-20 лет возрастная разбежка стабилизируется.

Фото с сайта 45stran.ru
Фото с сайта 45stran.ru

Исходя из анализа наших клиентов, могу сказать: сейчас начинается процесс передачи бизнеса младшим поколениям. Многие бизнесмены начинали в 1990-е и уже подходят к возрасту 55-65 лет. Так что состав собственников омолаживается и к рулю приходит бесстрашное и классное молодое поколение.

30% белорусско-российских сделок не выполняются

Генпрокурор Беларуси Александр Конюк заявил, что условия 30% белорусско-российских сделок не выполняются.

Я не понимаю, почему прокуратура или Минторг занимается вопросами просроченной дебиторской задолженности. И в России, и в Беларуси есть неплохая и быстрая судебная система и система судебных исполнителей. Решения белорусских экономических судов исполняются в России без дополнительных формальностей.

Вмешательство государственных органов – не только отвлечение государственных ресурсов, но и помеха для создания работающей системы управления «дебиторкой». Получается, что сейчас прокуратура выполняет функции юридического департамента государственных компаний – и это ненормальная ситуация.

Фото с сайта gazovik-lpg.ru
Фото с сайта gazovik-lpg.ru

На практике с неоплатой со стороны российских компаний мы сталкиваемся не чаще, чем когда белорусская компания не хочет платить белорусской. Часто встречается ситуация, когда белорусы не хотят платить зарубежным поставщикам или кредиторам.

В целом, ситуация стандартная и бизнесом решается в три этапа:

1. Определение платежеспособности должника. Часто все заканчивается на этом этапе: выясняется, что компания-партнер – «пустышка» или уже фактический банкрот с картотекой на несколько миллиардов рублей. Так что фиксируем убытки, ищем других покупателей. В текущих условиях юристы не должны пропускать этот этап.

2. Обращение в суд. Требование вернуть долг.

3. Фактическое исполнение решения суда.

Защититься от увеличения «дебиторки» бизнесу помогут две вещи:

Во-первых, развитие внутренней системы управления дебиторской задолженностью (установление лимита задолженности на клиента, проверка контрагентов до заключения договоров и т.п.).

Во-вторых, появление скоринговых агенств, которые будут заниматься проверкой партнеров. Эти агентства давно существуют в странах ЕС. Наши клиенты из Польши, Литвы и Латвии очень удивляются, что таких организаций в Беларуси все еще нет. Они не понимают, как в таком случае определить сумму, на которою можно отгрузить продукцию без предоплаты.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент