Войти
Мнение
«Про бизнес.» 25 августа 2015 4

Что будет с экономикой и бизнесом до конца года. Прогноз Михаила Андреева

Кто больше всего пострадал от кризиса, можно ли было его избежать и в чем можно найти выход. Своими мнением и прогнозами делится Михаил Андреев, руководитель компании «Белреализация» (продажа и обслуживание проблемных активов).

Фото с сайта forum-conquete-spatiale.frФото с сайта forum-conquete-spatiale.frФото с сайта forum-conquete-spatiale.fr
Фото с сайта forum-conquete-spatiale.fr

– В начале года я говорил, что осенью жду улучшения ситуации в экономике. В частности, ожидал какого-то оживления торговли. Этого, к сожалению, не произошло. Оптимистичные прогнозы не сбылись.

Я думаю, что причина кризиса кроется в нескольких факторах. Один из них – цена на нефть не выросла, и мы получаем меньше доходов от продажи нефтепродуктов наших НПЗ за рубеж. Соответственно, меньше выручки в валюте.

Наш основной торговый партнер – Россия сейчас плохой покупатель для всех белорусских компаний, не только для нефтепереработчиков. Он не может обеспечить тот уровень спроса, который позволил бы белорусской экономике чувствовать себя стабильно. В связи с ослаблением российского рубля (и нашим отставанием в темпах девальвации) продукция многих наших предприятий стала неконкурентной.

Мой прогноз: текущая ситуация сохранится минимум до конца года. Спроса в нужном для нас объеме в России не будет ближайшие месяцы. Причин для улучшений не вижу.

У нас будет ползучая, вялотекущая девальвация. В последние дни был небольшой всплеск, но дальше курс рубля может снижаться по 1-2% в неделю.Думаю, что Нацбанк сдержит резкие скачки. Эта ситуация у нас продолжается с начала года, начинаем привыкать.

Почему я склоняюсь к пессимистичному сценарию

1. В Беларуси хронически недодевальвирован рубль к уровню российского рубля. Мы постоянно отстаем в темпах. Хотя наши доходы тоже зависят от цен на нефть и от уровня доходов в РФ. Это мешает нашим экспортерам. Смотрите сами.

Грубо за год, с 1 сентября 2014, российский рубль упал с 37 до 70 рублей – это девальвация в 89%.

А наш рубль за тот же период девальвировался с 10 430 до 17 600 рублей – это 66%.

Мы постоянно движемся с опозданием. Я думаю, правильным решением будет двигаться синхронно: 10 430 + 89% = 19 712. Может быть, мы к этому и придем до конца года. Соотношение белорусского рубля к российскому нужно держать на уровне 300. Тогда у нас не было бы таких ощутимых потерь от экспорта в Россию.

2. В России показатели по просроченным кредитам на 1 июля хуже, чем у нас: их доля составляет примерно 5,5% от общего объема кредитов и займов юрлиц и 9,5% от займов физлиц.

У нас доля просроченных кредитов на 1 июля составила 2,3% (юрлица + физлица). Хотя в России кредиты дешевле в разы, процентная ставка ниже, а доходы выше. А у нас, выходит, ситуация лучше. Неужели у нас экономика лучше российской?

Я думаю, что у нас банки просто не показывают реальный объем просроченной задолженности. Они не спешат переводить долги в ранг проблемных. Ведь тогда нужно обращаться в суд, пройти все необходимые процедуры, останавливать начисление пени (по лизингу и кредитам). Все это финорганизациям в корне невыгодно. Ведь пеня от 0,1% до 0,5% от суммы долга в день – сумасшедший процент. Это выгодно.

Внутренние проблемы в экономике

В Беларуси хватает и собственных проблем. Например, у нас не диверсифицирован экспорт. За последние 20 лет мы в этом направлении мало что сделали.

Мы не уменьшили долю госсектора в экономике и теперь нечем «кормить» убыточные предприятия.

Нужно понимать, что быстро решить вопрос с диверсификацией не удастся. На это уходят годы и даже десятилетия: налаживается логистика, открываются представители, создается сервисная сеть и т.д.

Фото с сайта belaruspartisan.org
Фото с сайта belaruspartisan.org

Недавно в Минск приезжал премьер-министр Пакистана Наваз Шариф. Допустим, Пакистан решил купить наши трактора, станки, МАЗы. Но нужно понимать, что они не купят все эти товары за деньги – будут использованы финансовые инструменты. Например, международный пятилетний лизинг без первоначального взноса, рассрочка и любые другие инструменты, которые помогут разгрузить склады.

За деньги такие товары не покупают (если бы они были кому-то очень нужны, то их бы уже приобрели).

Так что и государству, и частным компаниям, на мой взгляд, нужно играть с условиями продажи. Вот взять, например, телевизор «Горизонт» и Samsung. Пускай они стоят одинаково. Однако за Samsung нужно заплатить сразу, а «Горизонт» продается в кредит на 5 лет, а платежи по нему начнутся еще через год. Это условие уже может заинтересовать покупателя. То же самое касается и других сфер.

И не нужно надеяться, что мы сможем быстро захватить новые рынки.

Какие сферы бизнеса страдают сейчас сильнее всего

По моим наблюдениям, хуже всего обстоят дела в двух сферах:

1. Строительство. В открытых источниках есть реестры убыточных предприятий. В них «Гомельстекло», «Кричевцементношифер», «Строммашина», «Забудова»... Строительство – это сфера, которая тянет за собой много других отраслей: производители стройматериалов и смесей (бетон), отделочники и т.д.

Фото с сайта komtv.org
Фото с сайта komtv.org

2. Перевозчики. Когда экономика погружается в рецессию – первыми страдают они. Замедляется (прекращается) движение товаров между поставщиками и сборщиками оборудования, магазинами и складами и т.д. Так было и в 2009 году.

Если перевозчики начинают банкротиться – значит, рынок впадает в рецессию.

Сейчас это видно невооруженным глазом.

Можно ли было избежать кризиса (рецессии)

Можно было не погрузиться в кризис, если бы у нас были дешевые деньги. Их можно направить на запуск «локомотива», который бы не позволил упасть ВВП. Это может быть глобальная стройка жилого фонда, дороги, мосты. Каждая дорога или дом тянет за собой создание рабочих мест и т.д.

Запуску такого ускорителя помог бы кредит примерно на $3 млрд. Его, например, мог бы дать МВФ. Бюджет начал бы распределять деньги между организациями, они бы начали «кормить» подрядчиков и субподрядчиков. Люди бы получали зарплаты и премии, пошел бы внутренний спрос. Вливание денег в экономику могло бы ее стимулировать.

Кредит – единственное решение сейчас. Ведь поступлений от приватизации на горизонте не видно. К тому же, сейчас и не время что-то продавать.

Покупать – да, а вот продавать нет.

При всем этом в текущей экономической ситуации больше пользы, чем негатива. Ведь когда денег нет, то у многих (не у всех) мозги начинают интенсивно работать. То же самое происходит с людьми в правительстве и в бюджетных организациях. Можно ожидать и рыночных, современных решений в экономике (например, от Нацбанка).

Слабые овцы, считаю, должны умереть. Здоровое стадо пойдет дальше. Происходит санация предприятий.

Надо эффективнее работать, больше работать, чтобы не стать больной овцой.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Михаил Андреев2.09.2015

Согласен. К сожалению рулит не экономика ... а социально ориентированная модель), которую мы не можем себе позволить. Похоже, что это становиться понятно в 2015 году. - лучше поздно, чем никогда.

Vadim Popkoff31.08.2015

1. Сначало эконмика
2. Политика.
А у нас, на фоне всеобщей остановки "рулит" политика. Республика вся на дотации. Не надо искать других проблем, кроме главной.

Михаил Андреев26.08.2015

Петр, Про проблемы согласен) про эффективность тоже, Но, речь идет о том что сделать сейчас, в моменте. Я бы сделал так. А вот структурные реформы в моменте не провести, это совсем другая история. А Бернанке, кстати , умница.)

Petr Dudin26.08.2015

Михаил, ИМО классические нео-кейнсианские методы "раздать денег с вертолёта" госсектору - малоэффективны, по причине того, что госсектор их с легкостью и неэффективностью переварит. А дальше что?

Продолжать увеличивать соотношение госдолг/ВВП?

Структурные проблемы нужно решать, а не играть в 'bernanke game'

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент