Войти
Мнение
«Про бизнес.» 11 марта 2016 3

Про MSQRD, MAPS.ME, Mail.Ru, предпринимательство и смысл жизни. Самое большое интервью Юрия Гурского

Юрий Гурский – однозначно бизнес-герой последних нескольких месяцев. Недавнее его назначение вице-президентом по новым продуктам Mail.Ru Group и приобретение Facebook стартапа MSQRD, в котором Юрий был ментором и инвестором, на порядок увеличили внимание к его персоне. Виталий Денисенков, сооснователь и директор Студии Борового, взял у Юрия большое интервью – расспросил про работу в Mail.Ru, планах развития проекта MAPS.ME, преимуществах MSQRD перед клонами, а также о личной мотивации и принципах ИТ-предпринимателя.

Фото: Алексей Смольский, probusiness.by

Фото: Алексей Смольский, probusiness.by

Новость про то, что вы стали вице-президентом Mail.Ru Group была достаточно неожиданной. Объясните, что означает назначение, почему оно произошло, что в связи с этим поменяется в стратегии компании?

Обычно, когда покупают компании, самая тяжелая часть – это интегрировать ее внутрь корпорации. Поэтому, когда купили проект MAPS.ME, одним из условий покупки было то, чтобы ее лично я интегрировал. На это был отведен год. Когда он прошел, видимо, руководство осталось довольно моими действиями и предложило мне новую позицию.

Юрий Гурский и Виталий Денисенков

Юрий Гурский и Виталий Денисенков. Фото предоставлено автором

MAPS.ME за это время сильно вырос, как ни один другой международный проект Mail.Ru. Я бы сказал, что компания настояла на том, чтобы я не только остался и помог MAPS.ME подняться до уровня вторых-третьих карт в мире, но и помогал решать вопросы с другими проектами.

Для меня это очень интересно: миллиардные корпорации управляются совершенно иначе. У меня были бизнесы разного размера: от 10 до сотен людей в штате, но было интересно поработать в публичной компании. Посмотреть, как это все реально работает.

Это очень полезные знания. Даже если бы мне не платили зарплату, я бы сам платил за возможность там поработать.Вы говорили, что MAPS.ME показала очень хороший рост. Можете назвать конкретные цифры?

Мы входили в 2015 год с тем, что месячная аудитория у нас была около 1 миллиона. За февраль 2016 – уже 10 миллионов. То есть прошло чуть больше года – и в итоге десятикратный рост.

Фото с сайта huffingtonpost.com

Фото с сайта huffingtonpost.com

За счет чего это удалось?

Когда продукт очень нужный и полезный миллионам людей, его очень легко продвигать. И делать это достаточно эффективно – за счет серьезного запаса ресурсов, а также сочетания продукта, имеющего реальную ценность, и возможностей Mail.Ru (опыт, финансы, большое количество приложений и сервисов, внутри которых можно реализовывать маркетинг).

Проектов много – и потому у нас в головах аккумулируется опыт, который, думаю, в русскоязычном пространстве больше не аккумулируется ни у кого. Мы знаем, как продвигать игры, как продвигать приложения, как продвигать на том рынке, как продвигать на этом рынке.

Сейчас в хороший день MAPS.ME качают около 200 тыс. раз. Проектов такого уровня в России немного.

Можно ли сейчас сказать, что MAPS.ME является самым успешным приложением Mail.Ru?

C точки зрения аудитории, самое успешное наше приложение – это ВКонтакте. Более «правильный» критерий успешности – это не скачки, а дневная аудитория. Дневная аудитория и ВКонтакте, и Одноклассников значительно выше. Но среди интернациональных проектов MAPS.ME имеет сейчас наибольшую аудиторию.

Mail.Ru сейчас – это единая компания или, скорее, инкубатор, связанный общим инвестором и какими-то бизнес-процессами?

На мой взгляд, Mail.Ru построена грамотно: там каждое подразделение (Одноклассники, ВКонтакте, MAPS.ME и т.д.) функционирует как отдельный бизнес с отдельным бюджетом, отдельными задачами и т.д. Скажем, я не могу получить для себя каких-то отдельных преимуществ от ВКонтакте, как и они не могут получить каких-то преимуществ от меня, если моему юниту это не будет интересно.

Фото с сайта hi-tech.mail.ru

Фото с сайта hi-tech.mail.ru

То есть бизнесы работают как независимые подразделения?

Абсолютно независимые. Если глава подразделения не хочет чего-то делать, то уговаривать его могут, но силой заставить – нет.

Откуда это пошло? Просто в компаниях с более классической структурой у многих людей есть свойство оправдывать свои неуспехи тем, что их отвлекали на какие-то общекорпоративные дела. Наша компания устроена по-другому. Поэтому каждый руководитель подразделения – это руководитель почти отдельного бизнеса, отдельной компании.

Юридически это одна компания, но с точки зрения управления – это разные компании.

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Вы не пытаетесь интегрировать MAPS.ME с другими сервисами?

Мы независимы, но будем рады если, скажем, социальные сети начнут нас использовать.

То есть от Mail.Ru проекты получают только дополнительную экспертизу, финансовые возможности и какое-то общее стратегическое направление?

Да, и не только. У компании есть службы, которые достаточно сильно помогают. Например, сильный HR-департамент, который помогает нам нанимать людей. Mail.Ru умеет строить высоконагруженные системы, если это понадобится проекту.

Вообще, с точки зрения так сказать «хозяйственного обеспечения», у компании пятизвездочный уровень сервиса. А вот с точки зрения бизнес-показателей мы сами всем занимаемся.

Очень похоже на то, как сделано в EPAM. Там тоже есть центры компетенций, которые помогают настраивать процессы, но в целом ты сам работаешь со своими клиентами и проектами. Как я понял, идея примерно такая же?

Да, и в этом есть наше отличие от другой известной российской компании. Кстати, они тоже сейчас начали двигаться в похожую сторону. Видимо, поняли, что при их текущей системе появляются так называемые «эффективные менеджеры», которые умеют писать «задницоприкрывательские письма» и ставить в копию двадцать человек. Таким образом, они снимают с себя все вопросы: «Это не ко мне, там в копии еще шесть человек, спрашивайте с них». Многие вопросы теряются в таком потоке.

Мне важнее не разговоры, а цифры. Зачастую разговорами неправильно интерпретируют цифры.Если я увидел значения, которые не совсем понятны, то я пойду спрашивать и думать по этому поводу. Но цифр в основном достаточно, чтобы понимать, какие каналы начали работать.

Например, с помощью одного подразделения мы сейчас увидели, что видеореклама в Instagram стала отрабатывать лучше, чем статическая. Конечно, и прямой контакт тоже необходим, но у нас он происходит не на уровне бизнес-юнитов, а на уровне личного общения с людьми из других подразделений.

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

То есть MAPS.ME остается практически независимым, как и был до приобретения. А кто сейчас управляет этим сервисом? Недавно было объявлено, что основатель Юрий Мельничек покинет проект…

Нет, не ушел, это неправильная информация. У него заканчивается cрок по контракту, и он имеет возможность покинуть компанию. Но еще этого не сделал, т.к. не подготовлен новый руководитель. Юрий будет руководить сам до момента, пока не будет возможности передать дела преемнику.

Юрий Мельничек. Фото с сайта vc.ru

Юрий Мельничек. Фото vc.ru

То есть сейчас вы в поисках руководителя? Получается, внутри команды еще никто не вырос?

Внутри команды у нас вырос маркетинг-директор, а вот кандидатуры на первое лицо пока не видим. Часть работы я выполняю сам, но в целом необходимость есть, и человека мы ищем.

Какие функции должно выполнять ключевое лицо MAPS.ME? Чего не хватает потенциальным кандидатам? И почему, например, тот же маркетинг-директор не подходит на эту роль?

Это должен быть человек, который совмещает в себе хотя бы средние технические знания с очень сильными предпринимательскими. Еще нужны способности «делать сделки». Сейчас начинается этап монетизации, которая будет строиться вокруг B2B-сделок: тот же Booking.com, такси и т.д.

Мы хотим видеть человека, который имеет опыт и построения продукта, и формирования сделок между продуктом и платформами.

А сколько в среднем надо отсмотреть кандидатов, чтобы найти СЕО для того же MAPS.ME  или для другого серьезного стартапа?

Ну это как повезет. У нас счет пошел на десятки человек. Причем десятки дошли до меня, на более низком уровне людей было рассмотрено значительно больше.

Из каких стран рассматриваете кандидатов? Россия, Беларусь, Европа?

Сейчас сформировать достойный оффер иностранному кандидату сложно в связи с курсом российского рубля. Потому на тему иностранцев мы даже и не думали.

В Москве плохо задерживаются люди, которые там не выросли или хотя бы не живут уже долго. Потому что город тяжелый с непривычки.Потому смотрим сейчас на Москву и Питер, и параллельно в поисках кандидатов посматриваем на Беларусь и Украину. 

Фото с сайта vtaysaev.livejournal.com

Фото с сайта vtaysaev.livejournal.com

Поиск СЕО – насколько сейчас это ключевая задача? Тормозит ли она развитие проекта из-за этого?

Пока не тормозит, ведь Юра Мельничек работает. Конечно, хотелось бы человека найти побыстрее, т.к. само обучение – процесс не быстрый. И так же не быстро мы сможем убедиться, что этот человек действительно подходит. 

Правда ли, что сейчас на собеседования приходят кандидаты с кучей записей и регалий, но при этом ничего из себя не представляющие как специалисты?

Я вообще резюме не читаю. Вообще. Даже не смотрю, где человек работал.

HR-специалисты знают, кто мне нужен, и дают этим людям тестовое задание. Я смотрю выполненное тестовое и дальше уже беседую. Если же мне говорят, что это очень сильный человек, то тогда это задание я ему даю сам.

Для меня очень показательно, как человек мне напишет эссе. Я даю достаточно простое эссе: вот есть бизнес X, ты становишься его руководителем, что ты будешь делать? Времени – до завтра.И около 80% просто «отваливаются» сразу. И это хорошо – если у человека нет энергии и мотивации, то пусть он сразу уйдет и не будет тратить время. Большая часть оставшихся делают очень плохо как по смыслу, так и по структуре. Я смотрю не только содержание, но и то, как человек оформил, как прислал и т.д.

Оформление тоже влияет?

Да, самые сильные работы, которые я видел – это красиво сверстанные в PDF с грамотной логикой, ссылками на источники. То есть видно, что человек может делать вещи системно. По тому, как человек пишет письма и документы, очень хорошо видно, как он мыслит. Некоторые думают: я просто не буду заморачиваться с оформлением, придумаю просто какую-нибудь «гениальную фигню» и меня тут же примут на работу. Как вот, например, моя личная инвестиция – приложение MSQRD. Многие думают, что тут была просто идея и оно «выстрелило».

Фото с сайта www.macdigger.ru

Фото с сайта www.macdigger.ru

На деле же там было системно вложено огромное количество знаний еще на уровне разработки концепции, подготовительных работ, поиска технологии и т.д.

Очень трудно сделать ставку, которая сразу бы выстрелила. Обычно приходится делать очень много микродвижений в нужном направлении. И каждое маленькое движение улучшает продукт на 0,5%. Потому этих движений нужно сделать много.

Стив Бланк говорит, что большинство проблем стартапов в том, что они плохо понимают своего пользователя, его потребности, практически его не исследуют, а спешат перейти в стадию наращивания маркетинга и продаж. Так ли это?

Как только начинается этап монетизации, многие забывают про то, что продукт должен не терять свою ценность. Люди платят за то, что им полезно и ценно. Многие стартапы слишком рано начинают монетизацию. Мозг человека может концентрироваться на чем-то одном. В данном случае он может концентрироваться либо на счастье пользователя, либо на бабле.

Здесь надо искать какой-то компромисс: и проект должен зарабатывать, но и пользователь должен быть счастлив.

На своих стартапах я держу ребят до последнего, чтобы не запускали монетизацию. Хотя это и затратно, но все же я должен сначала убедиться, что ценность для пользователя будет достаточной. В MAPS.ME мы могли монетизацию запустить уже давно после перехода на бизнес-модель, но мы этого не делали, потому что считаем, что продукт еще недостаточно крут для монетизации в любом виде. Когда же пользователи будут счастливы – мы и начнем потихоньку нашу монетизацию.

Какими способами вы планируете монетизацию проекта?

Например, в MAPS.ME будет форма заказа отеля через Booking.com со скидкой.

Фото с сайта booking.com

Фото с сайта booking.com

Всем польза, нам – деньги. Если бы занялись этим полтора года назад, то это бы тормозило развитие самого MAPS.ME.

Почему же? Приложение от этого бы платным не стало.

Дело не в этом. Мы бы сидели и смотрели: какая конверсия от такой формы, какая – от такой, а если вот это поставить сюда, что произойдет? И получается, что занимались бы не развитием функций приложения, а смотрели, в каких случаях лучше бы монетизировались пользователи.

В этом, кстати, и польза нахождения в крупной корпорации: ты можешь «добежать» до уровня, когда с помощью монетизации есть возможность зарабатывать действительно большие деньги.

Обычно монетизация достаточно жестко противоречит росту. И не только потому, что пользователей она часто раздражает. Еще причина в том, что команда смотрит на финансовые KPI и начинает думать, какой цвет кнопки лучше отработает на покупку, а не о том, счастливы ли наши юзеры.

Но ведь инвесторы обычно не очень довольны такой ситуацией. Они хотят возврата вложенных средств и прибылей, а команда им говорит: «Еще рано, не сейчас».

Поэтому всегда нужно определять точку, в которой ты начнешь монетизацию. В MAPS.ME мы четко решили, что пока не будет десятков миллионов месячной аудитории, нам нет смысла монетизировать. Ибо для Mail.Ru те деньги, которые мы могли до этого дать, не значили ничего. Просто ничего. Эти суммы ни на что бы не повлияли. Компания зарабатывает сотни миллионов долларов и общая рентабельность бизнеса что-то около 50%. Потому нам важнее было сделать международный проект, чем добавить к этим сотням миллионов еще условные три копейки.

Фото с сайта trimo.eu

Фото с сайта trimo.eu

То есть для Mail.Ru проект MAPS.ME – это возможность проверить себя на мировом уровне?

Собственно, для этого проект и покупался.

Инициатива по приобретению MAPS.ME исходила от руководства Mail.Ru?

Еще за два года до того, как мы пришли, компания купила домен my.com и наметила стратегию: серьезный процент выручки должен идти не из России. Когда грянул кризис, это желание только усилилось. Mail.Ru стал очень интересоваться проектами, которые могут работать на весь мир. Например, игры компании уже генерируют достаточно много денег из-за пределов России. Надеюсь, скоро подтянутся к ним и приложения.

А какие еще из своих внутренних проектов Mail.Ru может вывести на международный уровень? Как, например, Яндекс, который недавно анонсировал выход в Беларуси своего сервиса такси.

Фото: AUTO.TUT.BY

Фото: AUTO.TUT.BY

Начнем с того, что мы не считаем Беларусь для себя внешним рынком. Нас прежде всего интересуют Штаты и Западная Европа. Ведь на всей территории пост-СССР у нас есть ВКонтакте и Одноклассники, мы и так эти рынки контролируем.

А как вы выбираете страны, в которых будете продвигаться?

Если говорить про MAPS.ME, то он должен быть везде, ведь это карточный проект. А если говорить про Mail.Ru, то ситуация такая: по играм сейчас мы популярны в Западной Европе и США. Соответственно, и в плане программ хотим там развиться. Россия останется для нас зоной затрат, Запад – станет зоной прибыли. В России у нас сейчас такая доля рынка, что расти уже в принципе тяжело.

Фото с сайта bnkomi.ru

Фото с сайта bnkomi.ru

Эта модель выглядит очень выгодной, ведь затраты в России сейчас оптимизируются из-за падения курса рубля.

Да, именно так. Плюс у нас имеется большое количество талантливых людей, конкуренция за которых сейчас упала. Секторы, не имеющие отношения к ИТ, ощутимо просели – многие люди освободились.

Но ведь только у единиц людей есть успешный опыт в продвижении продуктов на Запад. Возможно, именно это мешает и Mail.Ru, и Яндексу. Нельзя сказать, что есть прямо какие-то конкретные истории успеха «наших» за границей.

Почему, в тех же играх таких историй полно. В играх вообще много сильных компаний. Наверное, как минимум шесть-семь российских компаний находятся в мировых топах разработчиков игр. Есть Касперский, который зарабатывает все свои деньги за рубежом.

Евгений Касперский. Фото с сайта Lenta.ru

Евгений Касперский. Фото с сайта Lenta.ru

Я бы сказал, что по важности продвижение играет двадцать пятую роль, а в первую очередь важно, умеем ли мы делать конкретный продукт мирового уровня.

На зрелых рынках конкуренция больше?

Проблема в том, что сейчас все рынки стали зрелыми. Поменялась дистрибьюция, сейчас уже нельзя выпускать клон чего-либо на российский рынок и надеяться на успех. Все равно дистрибьюция мобильных продуктов происходит через аппсторы, у которых нет границ. Нельзя сделать хуже и отправить на локальный рынок. Ты делаешь либо лучше и отправляешь на весь мир, либо не делаешь вообще никак (за исключением проектов с локальным контентом, скажем объявлениями).

Назовите пять основных бизнесов Mail.Ru на текущий момент

ВКонтакте, Одноклассники, Почта.Mail.Ru, Игры – по экс-СССР и Восточной Европе у нас второй по величине игровой бизнес после Wargaming. Я бы сказал, что основных бизнесов всего четыре, которые зарабатывают нам главные деньги. Причем сильнее всего доминируют соцсети.

Причем соцсети были приобретены...

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Да, и если говорить об Одноклассниках, то Mail.Ru купила их на очень раннем этапе, когда те мало зарабатывали: там была полная анархия по монетизации, платный вход за CМС и вообще ерунда какая-то. Вообще, Одноклассники для России – это гениальная соцсеть. Хоть она очень недооценена сообществом, но я никогда не видел более прибыльного и более эффективного бизнеса с таким высоким уровнем лояльности аудитории взрослых людей.

Кстати, Одноклассники сильно базируются на эмоциях, это эмоциональная соцсеть. Если сравнивать с Facebook, то, кажется, что его строили роботы, настолько он неэмоциональный. А на Одноклассниках эмоциональных людей большинство, и потому они все очень лояльные.

Одноклассники – это сеть, которая вращается вокруг человека. Facebook – это соцсеть, которая вращается вокруг своей новостной ленты.

Какая глобальная стратегия у MAPS.ME? Каким будет проект через пять лет?

Самое главное в картах – откуда брать данные. Все наши конкуренты собирают данные за деньги. То есть нанимают машины, которые ездят по городам, платят сборщикам данных и т.д. Мы же используем «Википедию для карт» – OpenStreetMap (OSM). Сейчас мы являемся самым популярным продуктом, который использует OSM и наша задача – сделать его самым точным, самым полным и самым совершенным местом хранения картографических данных в мире.

Экран приложения MAPS.ME. Фото с сайта nnm.me

Экран приложения MAPS.ME. Фото с сайта nnm.me

Для этого в ближайшее время в MAPS.ME появится редактор, чтобы каждый человек мог добавлять данные. А мы будем очень сильно стимулировать всю нашу аудиторию делать это как можно активнее.

Мы планируем обогнать по качеству карты Google. У них большая проблема с отработкой карт в маленьких городах развитых стран (за исключением США), а если брать Азию и Африку, то там это вообще катастрофа. Еще мы хотим ассоциироваться с OSM – как точка входа для обычных пользователей.

Как только люди начнут добавлять нам свои данные, они станут «адвокатами бренда». Потому что лояльность пользователя повышается, когда он становится участником развития компании.Наша стратегия начнет реализовываться примерно через месяц. Сейчас мы в стадии бета-тестирования.

Насколько вы сейчас серьезный конкурент для Google Maps?

Сейчас мы в пятерке карт, может быть, даже и в тройке. Точно сказать сложно, так как эти данные закрыты. Мы хотим стать вторыми картами после Google. Сейчас мы уже точно больше, чем Яндекс.Карты, но меньше, чем Яндекс.Навигатор. И уже, наверное, догнали 2ГИС. Больше нас только карты, которые встроены в телефоны – то есть карты Google и карты Apple.

У Google есть проблемы с отображением нумерации домов даже у нас в Минске, в столице!

А деревня, откуда я родом, размечена только на OpenStreetMap и больше нигде. Нашелся местный фанатик, который сам взял и все разметил. И мы надеемся, что таких фанатиков будет все больше.

Фото с сайта cfmir.ru

Фото с сайта cfmir.ru

Выйдет ли MAPS.ME на IPO?

Если MAPS.ME будет зарабатывать достаточно и иметь хорошую аудиторию в мире, то он положительно повлияет на стоимость Mail.Ru в целом. Сейчас у компании есть сильная неоцененность, т.к. рынок еще не до конца верит в то, что она сможет переориентироваться для выхода на международную арену.

По показателям прибыли/выручки Mail.Ru на Западе, если бы множители были такими же, как в Восточной Европе, стоила бы гораздо дороже. Сейчас большую роль играет макрофактор российского рынка.

С точки зрения экономики, страна из «второго мира» перешла в «третий»...

Да-да, и западные инвесторы пока не видят оснований верить в перспективы российского рынка. А если ты не можешь показать рынку, что ты будешь расти, ты будешь дешеветь. Ведь инвесторы покупают не с целью получения дивидендов (в ИT они вообще не выплачиваются, либо выплачиваются редко), а с целью роста акций. Если нет четкого месседжа, как ты будешь расти, то все будут хотеть сбыть акции, что в свою очередь влияет на цену.

Фото с сайта inosmi.ru

Фото с сайта inosmi.ru

Я знаю, что вас постоянно преследуют стартаперы с просьбой проконсультировать. Расскажите, с чем они к вам обращаются и на какие ошибки вы обращаете внимание?

Самая распространенная их ошибка – это делать что-то на мелком рынке. На мелком рынке даже крупная компания не может зарабатывать.

Вторая большая проблема – зачастую люди не понимают, чтобы что-то делать, нужно иметь крутую техническую компетенцию. Если ее нет – с такими стартаперами вообще не о чем разговаривать. Даже если они сделают что-то крутое – их быстро повторят и сделают круче. К примеру, чтобы нашим конкурентам построить MAPS.ME или MSQRD, потребуется минимум год – мы тоже не стоим на месте. Просто потому, что в них очень сложные интеллектуальные технологии.

Нужно всегда использовать такие технологии, чтобы тебя было тяжело догнать.Как например сейчас на всех фриланс-сайтах мира сотни объявлений типа «Собираем команду, чтобы сделать клон MSQRD». Конечно, со временем его повторят, но минимум до лета у нас есть время, чтобы уйти в отрыв. Если бы MSQRD был легким проектом, то сейчас бы было уже 50 клонов. В-третьих, это готовность стартаперов много работать. Главное преимущество стартапа – он должен быть очень быстрым, гораздо быстрее, чем группа людей, работающая по 8 часов в день за зарплату. Средний инженер в стартапе производит столько же, сколько 10-20 инженеров в корпорации.

Фото: Алексей Смольский, probusiness.by

Фото: Алексей Смольский, probusiness.by

А почему так получается?

Мотивация выше. Мотивация – это разница потенциалов между желаниями и тем, что есть на данный момент. В стартапе есть понимание «Сделал круто – стал через год миллионером». Это очень сильная мотивация. А какая мотивация на наемной работе? У программистов вообще очень слабая, т.к. у них риск остаться без работы нулевой. Потому в штате они работают неплохо, но без «огонька», не напрягаясь.

Именно поэтому я мотивацию ставлю во главу угла. И, конечно, людей. Нужно иметь в команде специалистов, которые крутые даже на мировом уровне. Иначе стартап не взлетит.

Юрий, а вы крутой на мировом уровне?

Я думаю, в том, чем я занимаюсь, я вхожу в 50 лучших людей мира и в России вхожу в тройку. Я очень хорошо понимаю мобильные B2C мировые проекты просто потому, что я этим непрерывно занимаюсь много лет. В той роли, которую я выполняю, у меня очень высокие компетенции. Показателем в данном случае будет хотя бы количество скачек моих приложений, которое превышает 200 млн.

Фото: ИТАР-ТАСС

Фото: ИТАР-ТАСС

Но если меня перевести, например, в B2B, то там я буду абсолютно неэффективен. Потому что у меня отсутствуют те навыки, которые там нужны.

Юрий, вы за свою карьеру сделали 4 «экзита», последний – несколько дней назад с MSQRD. У меня другой опыт: одна компания, развитием которой я занимаюсь уже более 10 лет. Скажите, нет ли сожалений при смене проектов?

Я не меняю проекты, у меня есть только один проект. Он называется «Юрий Гурский». Только у этого проекта есть много бизнес-направлений.

Когда понимаете, что уже стоит сделать «экзит» и переключаться?

Когда есть понимание, что все скоро замедлится. Как только начинается рутина – все это становится скучным, и я стараюсь из этого выйти. Мое занятие – это помогать хорошим людям сделать хорошие компании.

Как сделать десятикратный рост в бизнесе?

Нужен большой рынок. Нужна инновация, без нее не будет ничего. Если вы что-то дублируете, не прибавляя добавочной ценности, то успеха у вас не будет. Клиент должен иметь в голове четкий ответ на вопрос: «Зачем вы нужны?». Если ответ у него в голове появился в течение долей секунды, то все хорошо. Еще вам нужны инженеры мирового уровня. 

Ну и наконец, нужно выбирать рынок, на который у вас хватит денег. Тот же рынок такси – он неплохой, он фантастически капиталоемкий, туда можно войти даже и с инновациями. Но до момента, пока ваш бизнес станет приличным, вам потребуется влить туда миллиард или два миллиарда.

Фото с сайта maxpark.com

Фото с сайта maxpark.com

А как тогда EPAM растет на 30% в год?

Он-то растет, но мы же говорили о том, как увеличиться в десять раз. 30% – это нормально, это делается бизнес-процессами: берешь новые кусочки рынка, новых клиентов и растешь потихоньку.

Могу сказать, что и у EPAM пошли инновации. Если раньше это был в чистом виде аутсорсинг, то сейчас они трансформировали модель и сместились из сегмента чистой «продажи голов» во что-то более «деньгоемкое», с высоким уровнем экспертизы и погружением в бизнес клиента.

президента и председателя совета директоров EPAM Systems Аркадия Добкин. Фото: Сергей Балай, probusiness.by

Президент EPAM Systems Аркадий Добкин. Фото: Сергей Балай, probusiness.by

А за три года возможен десятикратный рост на существующем рынке?

Как вариант, можно скупать конкурентов. Брать инвестиции, демпинговать их, некоторое время работать в минус, захватив рынок. А если говорить про органический рост, то поможет только очень крутой продукт. Причем крутой с точки зрения пользователей. Опять вспомню Одноклассники: все спецы плевались от пользовательских подарков, но при этом они приносили наибольший доход.

Давайте еще поговорим по поводу вашей мотивации. Что мотивирует проект под названием «Юрий Гурский»?

У Стивена Кови есть идея «переходного поколения». Из-за того, что я из самых социальных низов, ниже некуда, моя задача – дать моим детям совершенно другой старт. Предыдущие 15 лет моей жизни были потеряны на «тернии» низкого старта. Только сейчас я начинаю тратить время более-менее результативно. И вообще, мне нужно тратить свое время и энергию на работу, или я буду «многа пiць».

То есть бизнесу нет никакой альтернативы? Например, спорт: бег, триатлон?

А какая польза от триатлона обществу? То, что я делаю, должно как-то улучшать окружающий мир. Если я буду лучшим триатлонистом, то это только потешит мое эго, обществу – ноль. Это не мотивация, это чистый эгоизм. Я расскажу одну историю про мою мотивацию.

Давайте...

Пятнадцать лет назад я написал свою первую книгу, которая стала бестселлером. Мой брат Дмитрий Гурский решил что называется «приколхозиться» и написал свою книжку «Actionscript».

Дмитрий Гурский. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Дмитрий Гурский. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Книга была крутая, но много он на ней денег не заработал.

В этот год в Гродно рос мальчик Сергей Гончар. Ему старший брат принес книжку «Action script» и сказал: «Учись на программиста, будешь деньги зарабатывать». Тот учился, увлекся, стал одним из лучших графических программистов – благодаря нему во многом случился проект MSQRD.

Команад разработчиков MSQRD. Фото со страницы Сергея Гончара на Facebook

Команда разработчиков MSQRD. Фото со страницы Сергея Гончара на Facebook

То есть зерна, брошенные 15 лет назад, взросли сейчас. Я сильно чувствую, что все мы – часть системы. Если сравнивать с нашим телом, то у нас в теле бактерий больше, чем клеток. И каждая бактерия считает себя самостоятельным организмом. В целом все функционирует только благодаря тому, что работает вместе. Так же и наше общество. Есть нейтральные, бесполезные клетки, есть опасные раковые, а есть стволовые, которые организм оздоравливают.

Ваши успехи – это данность от природы или упорный труд?

Во многом мне «просто повезло». Но я уверен, что желание всегда важнее, чем способности.

А откуда берется желание?

А это уже генетика. Есть люди с «шилом» в одном месте, есть люди без него. И это определено генетически. Таких проактивных людей со стремлением что-то менять в окружающем мире – процентов 5 от общей популяции. У каждого из нас внутри есть баланс между стремлением исследовать и желанием быть в безопасности. Если взять первобытные времена, то большинство популяции сидело в пещере, когда им не нужно было добывать пищу. Но был небольшой процент, который выходил из пещеры, чтобы узнать: «А что там за этой горой?».

В Беларуси сейчас доминирует стратегия отсиживания в пещере – так сложилось генетически, исторически, географически. Если взять США и Израиль – там другая ситуация. Почему в США люди более проактивные? Дело в генетике. Кто поперся из Европы в Северную Америку, где не было золота и другой легкой добычи?

Самые активные, оптимистичные и трудолюбивые. И, кстати, они создали политическую и экономическую систему, которая поощряет активных людей со всего мира приезжать в Северную Америку даже спустя более чем 300 лет.

Поэтому сейчас США – это самая инновационная страна. Аналогичная ситуация и с Израилем. Если задуматься, кто из евреев переехал в Палестину, когда там стреляли, то многое становится понятным.

Скажите, а на сколько процентов именно генетика предопределяет будущую успешность человека?

Фото с сайта kakprosto.ru

Фото с сайта kakprosto.ru

Я бы сказал, что на 90%. Вообще, предпринимательство – это генетическая предрасположенность. Предприниматели сейчас – это те, кто в прошлом был военачальниками, путешественниками, изобретателями. Сформулирую даже так: предпринимательство – это новый способ реализовывать военные амбиции. Только раньше завоевывали земли у соседних феодалов, а сейчас завоевывают сегменты рынка у конкурентов.

Получается, что бизнес – это война?

Бизнес – это экспансия. Все живое распространяет себя, именно поэтому его так много. Люди, как венец эволюции, тоже рассчитаны на экспансию. Биологическая программа выживания упрощенно такова:

  • Докажи, что ты эффективен
  • Захвати больше пространства для жизни

Это психологическая и физическая потребность. И самое интересное, экспансия себя в среду – это практически единственное, что делает человека реально счастливым. Через детей, через идеи, через власть. Про это говорил академик Сахаров: «Смысл жизни в – экспансии».

Как в Библии. Бог дал таланты, но кто-то должен зарыть их в землю, а кто-то их преумножит. Таким образом, не использовать дарованные таланты – это преступление или против природы человека, или против Бога.

Фото предоставлено автором

Фото предоставлено автором

Т.е. если ты бездействуешь – то фактически совершаешь преступление?

Абсолютно верно. Если тебе «дано», то необходимо использовать этот талант во благо общества. Это точно не для зарывания в песок. Но с тех, кому дано и спрос больше. Им очень тяжело, но они пришли не сидеть на месте, хотя сидеть на месте очень комфортно.

Я знаю несколько бизнесменов, у которых было, условно, полмиллиарда долларов, им хватило бы на 5 жизней вперед. Но завтра они начинали новые бизнес-проекты, рискуя практически всем. Тут явно дело не в простом зарабатывании денег, как раз денег им хватало. Это было именно стремление к экспансии.

Читайте также: Делай, что должно, и будь, что будет. Беседа Виталия Денисенкова и Юрия Зиссера о смысле в бизнесе и жизни

Не пропустите ближайшие события Про бизнес.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Vladislav Hodeev3.08.2016

Очень понравилось про монетизацию у стартапов. Немного напомнило Павла Дурова и запуск ВК.

Светлана22.03.2016

наконец-то и на андроиде MSKRD вышел https://play.google.com/store/apps/details?id=rd.msk.androidapp

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент