Войти
  • 1,97 USD 1,9739 -0,0007
  • 2,1 EUR 2,0967 -0,0295
  • 3,12 100 RUB 3,1207 +0,0052
Мнение
«Про бизнес.» 18 марта 2016

Дмитрий Гурский: Хочешь изменений в окружающей среде – начни с себя

Сооснователь издательства «Айдиономикс», директор «Айдиономикс Диджитал», ИТ-предприниматель и ментор Дмитрий Гурский в 33 года впервые в своей жизни выступил перед большой и незнакомой аудиторией. Это произошло на Про бизнес. LIVE в январе этого года. Дебют оказался успешным – видео выступления Дмитрия стало самым популярным на канале «Про бизнес.» на YouTube. После этого внимание к спикеру со стороны медиа, других предпринимателей и просто активных людей резко выросло. О том, как он этим воспользовался, о работе по изменению окружающей среды и о серьезной проблеме, с которой может столкнуться белорусская ИТ-отрасль, Дмитрий рассказывает в интервью руководителю «Про бизнес.» Виталию Волянюку.

Дмитрий Гурский. Фото: Алексей Пискун, probusiness.byДмитрий Гурский. Фото: Алексей Пискун, probusiness.byДмитрий Гурский. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by
Дмитрий Гурский. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

В.В.: Вскоре после выступления на Про бизнес. LIVE на тему счастья, смысла жизни и постановки целей ты вышел на благотворительный аукцион MaеSеns, чтобы собрать деньги для строительства детского хосписа. В качестве лота предложил от себя «эксклюзивную стратегическую сессию «План жизни» и даже сам сделал первую ставку в 20 млн рублей.

Что побудило к такому решению?

Д.Г.: Я хотел сделать что-то конкретно для хосписа – он уже почти построен, осталось не так много. Но понимал, что мои текущие возможности не настолько велики – нужно привлечь еще кого-то. У меня были разные варианты. Начиная с самого простого: пройти «с шапкой» по ИТ-сообществу. Но после успехов моих постов про План жизни в Фейсбуке и выступления на Про бизнес. LIVE, я решил рискнуть и выйти на благотворительный аукцион встреч.

Выступил на Probusiness на тему счастья, смысла жизни и постановки целей. Для меня это был предельный выход из зоны ком...

Опубликовано Дмитрием Гурским 28 января 2016 г.

Если публика так хорошо реагирует на мои активности, возможно, подумал я, выход на аукцион окажется эффективнее, чем кулуарный сбор средств.

На MaeSens у меня был основной расчет не на то, что я сам соберу большую сумму, а на освещение в прессе. Я ожидал, что поднимется информационная волна – как минимум, в Фейсбуке (перепостов с моей страницы было действительно много), и к активности присоединятся другие люди.

Среди наших бизнесменов большой процент очень закрытых людей. Я бы даже сказал, большинство бизнесменов в нашей стране перманентно напуганы и публично никуда ничего не пожертвуют. Но анонимно, непублично они помогают многим проектам. Поэтому мой основной расчет был именно на то, что вот эти люди пожертвуют частным образом, вне аукциона. И это сработало.

В.В.: Да, как мы видели, ты установил рекорд по сбору средств на MaеSens.

Д.Г.: Побил предыдущий рекорд моего брата – Юрия Гурского. Он когда-то продал три лота (каждый – это день консультаций с ним) на 120 млн рублей, по 40 млн за лот. А я продал один лот за 80 млн. Плюс, как и обещал, добавил сам 20 млн сверху. Итого получилось 100 млн.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Еще примерно 100 млн пожертвовали непублично другие бизнесмены. Многие написали мне личные сообщения в Фейсбук о том, что присоединяются к кампании, но вне аукциона MaeSens. Суммарно мероприятие принесло минимум 200 млн. Это то, что я точно знаю. Это сравнимо со сборами через крупные благотворительные марафоны или акции крупных компаний. Вероятно, были и такие пожертвования, о которых я могу и не знать.

Для меня было важно на волне некоторого внимания медиа к моей персоне создать полезный инфоповод. Чтобы информация о хосписе дошла до тех, до кого, возможно, не дойдет реклама в метро.

Мой круг общения – в основном айтишники, владельцы, руководители ИТ-компаний. Моя активность была направлена на них прежде всего. Хотя мне написал и один человек из строительной сферы. Сообщил, что готов и пожертвовать деньги, и помочь стройматериалами хоспису.

Чтобы подогреть внимание к аукциону и сразу повысить стартовую планку для участников, я пошел на небольшую хитрость. Продекларировал, что сам делаю первую ставку в 20 млн. И обязался внести ее в любом случае, даже если никто не внесет бóльшую сумму.

Фото с сайта hospice.by

Фото с сайта hospice.by

Ну, и в качестве лота я выставил полноценную стратегическую сессию с собой по Плану жизни. Если бы я брал за нее деньги, то, вероятно, она бы стоила не дешевле, чем сумма, пожертвованная победителем аукциона. Продолжительность такой сессии три дня. Это примерно 30 часов моего времени – к каждому дню сессии нужно было бы очень серьезно готовиться.

В.В.: Победитель аукциона уже воспользовался своим лотом?

Д.Г.: Пока нет, сразу после победы он уехал в длинную командировку, и мы даже не успели обсудить детали. Кстати, победил на MaeSеns человек не из ИТ-бизнеса. Это очень успешный предприниматель из реального сектора и очень глубокий человек. Основной мотив у него был не столько получить стратегическую сессию по Плану жизни со мной, сколько именно помочь хоспису.

В.В.: Выход на MaeSens – это твой первый опыт в благотворительности?

Д.Г.: До этого были какие-то эпизодические вещи. Несколько раз подключали бизнесменов для помощи детским домам. Но к тому, чтобы помогать другим на системном уровне, я пришел в последнее время.

В дальнейшем по мере роста своих бизнесов я решил выделять часть личного дохода в виде фиксированного процента (не менее 10%) на поддержку разных проектов, которые мне интересны. Необязательно это благотворительность в чистом виде.

Например, сейчас группа белорусских ИТ-предпринимателей, в которую тоже вхожу, запускает очень амбициозный проект по поддержке школьного образования в области точных наук. В проекте в качестве доноров будет участвовать несколько ведущих ИТ-бизнесменов. Сейчас мы ищем руководителя, который займется реализацией задуманного.

Фото с сайта vsenovostint.ru

Фото с сайта vsenovostint.ru

В.В.: Расскажи подробнее об этой инициативе.

Д.Г.: Мы видим очень серьезные проблемы в системе образования, особенно на уровне школьного образования по предметам, важным для ИТ-отрасли – математика, физика, информатика. И это становится большой угрозой для будущего.

Неоткуда будет появляться толковым программистам. Потому что если на уровне школы не заложено математическое мышление (обязательное для работы в любой технической области, не только программировании) – его уже потом заложить будет практически невозможно.

А деградация происходит с катастрофической скоростью. Это видно по объективным данным централизованного тестирования, по результатам олимпиад.

Раньше был очень сильный советский задел. Но он фактически исчерпан. Сейчас все еще держится на «стариках», оставшихся с советской школы, на узкой группе энтузиастов. Работа в системе образования на сегодня не является престижной. Сюда не идут толковые люди. И это угроза для ИТ-отрасли: откуда будут браться кадры в будущем?Поэтому задача – улучшить уровень школьного образования. Не широким охватом, в рамках наших частных ресурсов это невозможно, а точечной поддержкой лучших гимназий, лицеев, учителей-энтузиастов – не только в Минске, но и в провинции. 

Фото с сайта istok-audio.com

Фото с сайта istok-audio.com

Также речь о финансовой поддержке лучших образовательных мероприятий, олимпиад. Чтобы те 1-3% школьников, которые обладают большими способностями в точных науках, могли их развивать и в будущем стать сильными ИТ-специалистами или инженерами, или учеными.

Руководитель фонда должен проделать серьезный анализ ситуации с физико-математическим образованием в стране, изучить международный опыт и разработать стратегию поддержки. Совет фонда – руководители ведущих ИТ-компаний – рассмотрит ее и решит, что и как стоит делать, чтобы получить максимальный мультипликативный эффект.

Например, поддержка учителей-энтузиастов, обладает большим мультипликативным эффектом.

Если мы сможем такого учителя-энтузиаста поддержать материально, чтобы он, грубо говоря, не сбежал в тестировщики в ИТ-компанию, а остался в школе, то он сможет научить еще сотни и тысячи детей. Это будет и стимул для других учителей. Некий элемент соревновательности между ними – ведь поддержку получат лучшие.

Фото с сайта shadr.info

Фото с сайта shadr.info

Есть и другие идеи. Но конкретикой можно будет поделиться позже.

В целом мы стремимся, чтобы это был долгосрочный, а лучше – бесконечный проект. Помимо личных средств рассчитываем на участие компаний-резидентов ПВТ и в будущем – на международные гранты.

Чтобы годовой объем фонда был, как минимум, на семизначную сумму в долларовом выражении.

В.В.: Очень хорошая идея. Готовы со своей стороны поддержать ее информационно, вовлечь больше людей.

Д.Г.: Да, думаю, проблема актуальна не только для нашей отрасли. Отставание в подготовке по точным наукам создает риски для страны в целом. Потому что в современном обществе владение точными науками – это, в принципе, основа для того, чтобы заниматься высокими технологиями любого рода. А если у нас с этим провал, то будут большие проблемы с развитием всего, кроме добычи калийной соли и торговли нефтепродуктами. Хотя и там нужны расчеты и точные науки.

Поэтому в США, например, сейчас огромные государственные и частные программы по развитию математического образования, внедрению программирования в школе.

Фото с сайта money.cnn.com

Фото с сайта money.cnn.com

Выделяются миллиарды долларов на это направление. Есть четкое понимание: без такой подготовки бессмысленно заниматься чем либо, что имеет характеристику «современный…».

Поэтому так важно решать задачу подготовки кадров для всех современных отраслей в нашей стране. Ведь огромных денежных ресурсов, чтобы скупать «мозги», лучшие кадры в других странах, у нас, в отличие от тех же Штатов, нет.

В.В.: Скажи, как пришло решение заниматься благотворительными, некоммерческими проектами системно?

Д.Г.: Альтруизм вознаграждается биохимией мозга, так человек сэволюционировал. Многие этого не осознают, но альтруистичное поведение дает очень сильный приток целого коктейля веществ в мозг, формирует позитивную реакцию. Это очень древний механизм, который создан природой, чтобы поддерживать человеческие группы. Если человек делает что-то альтруистичное, природа его вознаграждает чувством большого удовлетворения. В какой-то степени люди в этом находят даже свой собственный смысл жизни.

Мой мотив лежит и в этой плоскости, и в совершенно рациональных вещах. Если ты хочешь, чтобы что-то изменилось в среде, нужно начинать с себя. Начинать делать те изменения, которые ты можешь сделать, в том, что тебя окружает. Это будет создавать эффект волны – изменения будут масштабироваться.

Думаю, любой человек, достигнув какого-то уровня зрелости, приходит к такому решению. Вот почему благотворительность так распространена среди бизнесменов на Западе. Более странным было бы поведение, если ты чего-то достиг и при этом все равно гребешь и гребешь под себя.

В.В.: Было ли какое-то событие в жизни, которое привело к такому пониманию?

Д.Г.: Кризис 2014 года, когда «посыпалась» Россия, на которую был ориентирован бизнес «Айдиономикс». У нас случились большие проблемы. На этом этапе я многое в жизни переосмыслил, в том числе и свое отношение к окружающей среде. До этого мои установки были гораздо более эгоцентричны.

Здесь есть такой момент. Большинство людей склонны приписывать свои достижения исключительно себе, а не учитывать влияние среды, внешних обстоятельств, других людей. И, наоборот, все провалы списывать на внешнюю среду, а не на себя. Истина где-то посередине: есть огромное влияние самого человека, но есть и влияние внешних факторов.

Пока у человека все идет хорошо, ему кажется, что он велик, что крутой бизнесмен и т.д. Когда приходит «цунами», оказывается, не так уж ты и крут, и не такой был твой личный вклад в то, что было до этого.

Фото с сайта fonday.ru

Фото с сайта fonday.ru

Скорее, это были благоприятные обстоятельства. Ты начинаешь понимать роль обстоятельств и то, что у большого процента людей они могут быть менее благоприятны, чем у тебя.Например, есть способные школьники в провинции, но у них нет хорошего учителя математики. А из-за того, что у них нет хорошего учителя математики, у них нет шансов поступить в университет и выучиться на программиста.

И то, что они родились в месте, где среда не благоприятствовала развитию, определяет всю их дальнейшую жизнь. Из этого вытекает желание в меру своих возможностей помочь таким людям улучшить их среду.

Фото с сайта evrokatalog.eu

Фото с сайта evrokatalog.eu

В.В.: Сколько своего времени ты уделяешь сейчас общественной деятельности, работаешь на среду?

Д.Г.: С учетом консультаций стартаперов примерно 10-15%.

О публичных выступлениях

В.В.: Дмитрий, ты несколько раз употребил выражение «поднять волну». Есть глобальное современное медиа – Фейсбук, есть «Про бизнес.» как площадка для общения белорусского бизнеса, есть другие наши медиа, которые также могут «поднять волну». Тиражировать какие-то хорошие, полезные инициативы.

Во-первых, хочу поблагодарить тебя за то, что ты один из пока немногих ИТ-предпринимателей, которые не боятся выступать в медиа, транслируя, на мой взгляд, важные мысли, инициативы.

Во-вторых, хочу спросить, почему закрыты для общения многие другие предприниматели?

Д.Г.: Это такая белорусская привычка: все очень боятся публичности.

В.В.: Да, иногда этот страх приобретает гротескные, комичные формы. Но твой собственный пример с MaeSens показывает, что за счет публичности можно достичь гораздо большего эффекта, чем без нее.

Д.Г.: В публичности, безусловно, есть своя польза. Например, чем более ты известное лицо, тем проще тебе заманивать в свою компанию хорошие кадры.

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

В ИТ же очень большая конкуренция за кадры, и личная узнаваемость ценна. Но это не основной момент. Ключевое – если твои выступления в медиа приносят людям какую-то пользу, то почему бы не уделить этому какой-то процент своего времени. Хотя я, признаюсь, долго не решался выйти «в люди». У меня были большие сомнения, что мои мысли могут быть вообще кому-то интересны...

В.В.: Статистика просмотров материалов с твоим участием и реакция аудитории на них говорит об обратном.

И все же, почему так получается, что ИТ-отрасль, с одной стороны, самая продвинутая, современная у нас, а с другой – ИТ-сообщество довольно закрыто и консервативно? Почему многие интересные ИТ-бизнесмены избегают медиа? Хотя им есть что сказать, есть чем поделиться. И более того, есть определенный запрос со стороны аудитории на то, чтобы их послушать.

Д.Г.: Ну, надо понимать, кто такой типичный ИТ-руководитель. Как правило, это человек довольно интровертный, он, прежде всего, технический специалист и не является каким-то харизматиком. Харизматичные лидеры в нашей ИТ-отрасли – это очень и очень нетипично. Для большинства ИТ-руководителей любое публичное внимание, в принципе, стрессово. Второй момент – все очень запуганы, что если где-то «засветишься», то к тебе будет большое внимание со стороны государства, контролирующих органов. И поэтому лучше никак себя не обозначать, чтобы на тебя лишний раз не посмотрели, не проверили.

Фото с сайта fonwall.ru

Фото с сайта fonwall.ru

В.В.: Но мы никакой корреляции не наблюдаем между публичностью/непубличностью и проверками, а то и «посадками» наших бизнесменов.

Д.Г.: Корреляции никакой и нет. Она только в том, нарушаешь ли ты закон или нет. Грубо говоря, если ты закон не нарушаешь, то публичен ты или непубличен, с тобой ничего произойти не должно. Другой вопрос – если нарушаешь, тогда ты будешь нести определенные риски. Но от того, будешь ты выступать публично или не будешь – риски не растут и не падают. Потому что те, кто надо, принимают решения совершенно по другим основаниям – не по количеству публикаций в прессе. Если нарушения выявлены, дело будет раскручиваться независимо от того, публичен ты или непубличен.

В.В.: В крупнейших западных высокотехнологичных компаниях лидеры, как правило, – харизматики и активно выступают публично: Марк Цукерберг, Илон Маск, Билл Гейтс, Джефф Безос и другие. Насколько я понимаю, они сознательно «прокачивают» навыки публичных выступлений, работают над собой в этой части. Может быть, нашим лидерам ИТ-отрасли есть смысл последовать примеру западных коллег?

Фото с сайта businessinsider.com

Илон Маск, сооснователь, генеральный директор SpaceX, глава совета директоров Tesla Motors.
Фото с сайта businessinsider.com

Д.Г.: Конечно, смысл есть.

Потому что презентационные навыки важны не только в коммуникации вовне, но и внутри компании. Лидер большой компании должен нести серьезный идеологический, энергетический заряд. Своей харизмой заряжать всю компанию. Если руководитель не умеет хорошо выступать, хорошо формулировать свои мысли, то он энергетический заряд по компании не пустит. Даже своему ближайшему окружению, топ-менеджменту, не сможет достаточно четко доносить свои мысли. И это оказывает значительное влияние на качество управления бизнесом.

На Западе это давно поняли. Навыки презентаций, публичных выступлений оттачиваются еще со школы.

Фото с сайта smartcourse.timepad.ru

Фото с сайта smartcourse.timepad.ru

У нас это совершенно не развито. Это хорошо видно на уровне стартапов. Речь и о качестве выступления, правильной подаче материала – наверное, все мы этим страдаем. И об умении формулировать свои идеи, четко доносить их аудитории, чтобы слушатели фокусировались на том, что ты говоришь, не теряли мысль, запомнили тебя.

Это действительно важно. От этого зависит, будут ли тебя люди слушать и слышать на всех уровнях. От внутреннего совещания до презентации нового продукта вовне.

Смотрите также: Видео Про бизнес. LIVE с Дмитрием Гурским. О смысле жизни, счастье и постановке целей

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Платный контент