Войти
  • 1,97 USD 1,9739 -0,0007
  • 2,1 EUR 2,0967 -0,0295
  • 3,12 100 RUB 3,1207 +0,0052
Мнение
«Про бизнес.» 10 февраля 2015

Владимир Василевский: Строить планы нужно исходя из самого негативного сценария развития событий

Резкое падение национальной валюты вносит коррективы в инвестиционные планы белорусских компаний. Уже несколько лет доступ к финансированию фигурировал в опросах предпринимателей как одна из наиболее серьезных проблем, с которыми они сталкиваются. Теперь ситуация резко ухудшилась. Привлечь деньги на развитие компаний стало еще сложнее. Что в такой ситуации делать предприятиям, которые планировали развитие, строительство, приобретение оборудования, расширение производства?

Фото с сайта lenta.ruФото с сайта lenta.ruФото с сайта lenta.ru
Фото с сайта lenta.ru

На эти и другие вопросы в интервью порталу «Про бизнес.» ответил член cовета директоров инвестиционной компании «Юнитер», преподаватель Бизнес-школы ИПМ Владимир Василевский.

В последние годы доступ белорусских предприятий к финансовым ресурсам был затруднен, а в последние два месяца ситуация значительно ухудшилась. Как, на ваш взгляд, это отразится на планах по развитию компаний?

Я не совсем согласен с тем, что доступ к финансовым ресурсам в прошлые годы был затруднен. Хотя, действительно, стоимость ресурсов в белорусских рублях была чрезмерно высокой, а валютные ресурсы доступны далеко не всем предприятиям. И все же, рентабельные частные компании могли получить финансирование и внутри Беларуси, и за ее пределами, привлекая средства в России, странах Балтии или в международных организациях.

Владимир Василевский

Член совета директоров ИК «Юнитер», преподаватель Бизнес-школы ИПМ

Сейчас ситуация резко ухудшилась. В последние полтора месяца происходит кредитный коллапс. Банки почти не выдают новые кредиты, пытаются ужесточить условия по ранее выданным и даже настаивают на их досрочном возврате. В то же самое время объемы неплатежей во всей экономике нарастают, и это также отражается на финансовом состоянии предприятий. То есть спрос на заемные средства повсеместно растет, а предложение сужается.

С 1 февраля были отменены введенные Нацбанком ограничения на кредитную деятельность банков, однако стоимость кредитных ресурсов выросла, а банки сегодня с тройной тщательностью подходят к решениям о выдаче кредитов, понимая, что большинство предприятий столкнутся с дальнейшим ухудшением финансового положения.

Не стоит ожидать, что ситуация в скором времени улучшится. Стратегию и тактику бизнеса надо выстраивать исходя из того, что заемных ресурсов в обозримом будущем не прибавится, а доступные будут запредельно дороги.

Сегодня вопрос заключается не в том, как обеспечить дальнейшее развитие, а в том, как сократить периметр обороны. Речь должна идти не о росте и экспансии, а о том, как сохранить бизнес.

Возможно, выходом могло бы стать привлечение зарубежного финансирования?

На зарубежные инвестиции тоже вряд ли можно рассчитывать. Финансовые институты, которые занимаются выдачей заемных ресурсов, считают, что весь регион, включая Россию, Украину, Беларусь, вступил в стадию длительного спада. Сегодня ситуация здесь хуже, чем вчера, а завтра по их прогнозам будет хуже, чем сегодня. Поэтому любые залоги будут оценены низко, а кредиты смогут получить только самые платежеспособные заемщики, преимущественно под гарантии экспортных сырьевых поставок.

Внутри Беларуси в целом будет складываться похожая ситуация. Все ресурсы, которыми располагают госбанки, будут направлены на финансирование государственных программ. А частные банки явно намерены вести крайне консервативную политику.

А если говорить не о кредитных ресурсах, а об инвестициях в капитал?

Инвесторы, которые могли бы обеспечить прямые и портфельные инвестиции, также делают негативные прогнозы. Они ожидают ухудшения макро- и микроэкономических показателей как по экономике в целом, так и по отдельным отраслям. Для большинства отраслей наступает сложное время, исключение составляет, возможно, только ИT-сектор и сырьевой экспорт.

Что в такое время делать компаниям, у которых по планам расширение производства, закупка нового оборудования, строительство промышленных объектов?

Если речь идет о планах по увеличению производства, расширению бизнеса, и под них они хотят привлекать инвестиции, то на сегодня лучше всего быстро и радикально пересмотреть эти проекты. Я знаю десяток примеров, как компании в 2014 году – и даже раньше – вложили деньги в планируемый рост сбыта. Если до расширения они выпускали, к примеру, 3 тысячи единиц продукции, то после увеличения мощностей готовы выпускать 6 тысяч, но реально продавать им удается сегодня только 1 тысячу.

Спрос сократился, а вложения уже сделаны, и на предприятие давит кредитная нагрузка, амортизация, эксплуатационные расходы. Возможности загрузить новые мощности нет, и вместо роста прибыли в балансе – убыток. И это распространенная ситуация.

Если компания сейчас планирует расширение и развитие, лучше всего рассмотреть эти планы с точки зрения максимально консервативного сценария, ориентируясь на самый параноидальный вариант развития событий. Если и при худшем сценарии модель работает – можно инвестировать. Во всех остальных случаях – свернуть проект.

Гораздо хуже, если инвестиционный проект уже начат и перевалил за экватор. То есть если сделано так много, что приходится продолжать вложения. В этом случае предприятия сталкиваются с комплексной проблемой. Инвестиции могут оказаться невостребованными, организация дофинансирования – сложной и дорогостоящей, а пути назад нет. Выход разве что в том, чтобы искать не кредитное финансирование, а партнера, который войдет в капитал. На данный момент международные финансовые организации еще рассматривают проекты по Беларуси, которые считают жизнеспособными.

Ряд экспертов предполагали, что в связи с событиями в России и Украине случится переток капитала в Беларусь, которая выглядит более спокойным регионом…

Эти надежды не оправдались по нескольким причинам. Во-первых, в Украине и России настолько быстро ухудшилась ситуация, что у очень многих компаний, которые там работают, не успел встать вопрос о том, чтобы создать запасной аэродром. Им нужно успеть спасти хоть что-то на основном летном поле.

Во-вторых, многие из инвесторов пришли к выводу, что Беларусь также находится в зоне риска. Такие прогнозы делались еще в октябре, когда не было известно, что произойдет здесь в конце декабря. Теперь они подтвердились.

Впрочем, определенные плюсы отдельные белорусские предприятия все же получили. Освободились некоторые ранее занятые предприятиями из восточной Украины ниши на рынках, произошел переток квалифицированных кадров из ряда отраслей украинской экономики и из охваченных конфликтом регионов. Миграция трудовых ресурсов произошла, а вот миграция капитала – нет.

Вы говорили о том, что белорусские предприятия находятся в сложной ситуации, поскольку сжимается спрос. Очевидно, в результате у них падают доходы, что влияет на выплаты зарплат и еще больше снижает спрос на внутреннем рынке. Значит ли это, что фактически мы столкнулись с замкнутым кругом?

По сути дела, да. Это спираль – цепь событий замыкается и возвращается назад, усиливая первопричину. Это одна из особенностей того кризиса, в который мы вступаем. Он будет длительным, из него не видно простого и очевидного выхода. Непонятно, что может стать локомотивом, который вывезет. Не видно той отрасли, того рынка, за счет которого можно будет удержаться. Долгое время мы жили благодаря присутствию на российском рынке, преодолевали прошлые кризисы за счет разгона строительной отрасли. Ни того, ни другого локомотива у нас больше нет. А поиск нового может занять долгое время.

Фактически мы можем говорить о развале существующей модели экономики. Раньше она работала, теперь – не работает. Отдельные отрасли и предприятия продолжают по инерции что-то делать, но непонятно, насколько им хватит энтузиазма и запаса прочности. Пришло время, когда нужно срочно что-то менять в системных настройках. Но что менять, и как – на эти вопросы простых ответов нет.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Платный контент