Войти
  • 1,97 USD 1,9739 -0,0007
  • 2,1 EUR 2,0967 -0,0295
  • 3,12 100 RUB 3,1207 +0,0052
Мнение
«Про бизнес.» 4 мая 2015

Игорь Маханёк рассказал, чем ИТ-стартапы в Беларуси отличаются от стартапов в США

На прошлой неделе в офисе TUT.BY прошла встреча Игоря Маханька (белорус, который стал ведущим инженером Google и сейчас работает в офисе корпорации в Нью-Йорке, а параллельно выступает инвестором и бизнес-ангелом нескольких стартапов в разных странах) с читателями портала «Про бизнес.». Публикуем несколько интересных цитат Игоря о стартапах в Беларуси и Америке.

Фото «Про бизнес.»

О привлечении инвестиций в стартап

Рост стартапа выглядит примерно так:

1. 1-3 основателя разрабатывают идею. Если она на глобальный рынок не масштабируется – это уже не стартап. К примеру, нельзя назвать стартапами парикмахерскую или большинство аутсорсинговых бизнесов, которые остаются в маленьком масштабе.

Cтартап в отличие от просто бизнеса ориентирован на быстрый рост, на выход на большие числа. Это компания, которая может в будущем стоить миллиард долларов, и для роста ей нужны инвестиции.

Фото «Про бизнес.»

И здесь может возникнуть первая ошибка стартаперов – они пытаются искать инвестиции сразу под идею. Говорят: «У меня есть мысль, есть идея, дайте инвестиции».

Но под это инвестиции не дают никогда.

Финансирование привлекается только в трех случаях:

  • Под уже имеющийся прототип, который разрабатывается после возникновения идеи.
  • Под уже работающий бизнес.
  • Под имя. Теоретически денег могут дать тому, у кого есть очень крутое имя.

Итак, инвесторы ожидают, что основатели сделают какой-то прототип, какое-то решение. И хотя бы 3-5 месяцев будут его продвигать.

Если это стартап, у которого главный показатель – рост числа пользователей, первые 5 месяцев хорошим считается прирост пользователей на 30%-50% ежемесячно. Но не меньше 30%. Если у стартапа есть revenue (приток денег от клиентов), ожидается, что его рост будет не меньше 20%-30% в месяц.

На 4-5 месяце жизни стартапу, который показывает рост, можно привлекать seed («посевные») инвестиции.

Идея seed-раунда – привлечь финансирование, когда еще нет полноценной возможности оценить риски и долгосрочную перспективу проекта. На этом этапе ангелы-инвесторы  могут дать немного денег – по несколько тысяч или десятков тысяч долларов. $100–$300 тысяч в сумме от нескольких бизнес-ангелов. И проект получает возможность после этого развиваться дальше. Деньги будут тратиться либо на разработчиков, либо на маркетинг, либо на продажи, либо на все вместе.

2. Cерия А. Этап, на котором приходят венчурные капиталисты (VC). Это фирмы, которые могут инвестировать от $0,5 до $2-3 миллионов.

Они вкладывают деньги, исходя из очень детального анализа бизнес-модели, бухгалтерии, бизнес-процессов компании, ее будущих действий. Разница между венчурными капиталистами и бизнес-ангелами, таким как я, в том, что бизнес-ангелы – непрофессиональные инвесторы. Большинство из них занимаются финансированием стартапов либо как хобби, либо для них это неосновная работа. 

Фото «Про бизнес.»

Для VC – это основная модель заработка. Благодаря тому, что венчурные капиталисты приходят позже, они обычно получают меньше рисков и инвестируют на более высоком уровне оценки проекта.

О рынках для запуска стартапа

С точки зрения инвестиций как финансового инструмента, имеет смысл инвестировать в стартапы в США. Для этого там очень развита инфраструктура, экосистема. Там просто очень много стартапов. Большинство из них «так себе». Средненькие. Но хороших тоже хватает.

Я люблю родину, и мне очень нравится искать и находить стартапы в Беларуси. К сожалению, их количество не дотягивает до большинства западных стран. Но я очень рад, что есть движение вперед. По моим оценкам, в Нью-Йорке ежемесячно появляются сотни стартапов. За последний год я лично видел с десяток проектов в Беларуси, которые похожи на стартапы. Из них 3-4, которые более-менее интересны.

Есть хороший белорусский стартап PandaDос. Ребята, которые предлагают решение по организации документооборота. Продается по подписке американским компаниям. Отдел разработки находится в Минске, отделы продаж – в Америке. Они молодцы, у них уже работают больше 20 человек. Но они все равно еще ранние. Хотя я надеюсь, что они покорят мир.

Фото «Про бизнес.»

О проекте «Стартап на миллиард»

Я видел этот проект (разработка мобильного приложения для fashion–ритейла) и читал одну из статей серии на «Про бизнес.». Правда, только одну статью, поэтому не могу оценить подробности, как развивается и будет развиваться проект дальше.

Но вот что могу сказать. 

В Беларуси, как минимум, несколько мобильных приложений, которые делают абсолютно одно и то же. Отсюда, на мой взгляд, первая ошибка – влазить в бизнесы, где, очевидно, есть прямые конкуренты.

Вторая – стартап пока делает упор на белорусский рынок. Но с чисто технологическим бизнесом – мобильное приложение, сервис по оказанию услуг – нужно выходить на глобальный рынок, в США, Индию, Китай. И выходить сразу, ну или через 1-2 месяца после запуска. Как вариант: сделать прототип в Беларуси, а деньги зарабатывать в Америке, Франции, Великобритании, Индии, Китае.

К сожалению, это факт: в Беларуси внутренний рынок – маленький.

Фото «Про бизнес.»

О двух моделях стартапа

Лет 5 назад белорусских стартапов с целью выхода на глобальный рынок вообще не было. Люди предпочитали делать бизнес по «русской» модели. Я ее так называю. Когда главное – это revenue и возможность выводить дивиденды.

В американской модели дивиденды не выводятся, по крайне мере, пока компания не вышла на IPO. Корпорации уровня Microsoft или Intel стали выплачивать дивиденды после 20+ лет существования. У Google, Facebook дивидендов нет до сих пор. 

В Европе также практикуется американская модель стартапов.

Почему люди готовы делать стартапы без дивидендов? Потому что надеются, что заработают на будущих продажах акций. Если у владельца есть 50% в компании, которая стоит миллиард, то он может продать один процент за $10 миллионов. И ему не нужно выводить прибыль в качестве дивидендов.

К сожалению, в Беларуси и в других постсоветских странах нет полноценного публичного рынка ценных бумаг. Да, работает, к примеру, Московская биржа. Но она больше для компаний из реального сектора – нефть, металлургия, строительство. Не для цифровых компаний. Это приводит к тому, что люди делают здесь стартапы, на которых можно получить высокую зарплату и дивиденды.

Фото «Про бизнес.»

К чему должен быть готов каждый стартапер

В Беларуси многие люди, которые хотят делать стартапы по американской модели, не понимают одну важную вещь – основателям стартапа несколько лет придется жить в достаточно сложных условиях.

В Нью-Йорке, чтобы поддерживать нормальный уровень жизни, нужно зарабатывать $80 тысяч в год. Основатели стартапов могут установить себе годовую зарплату в $60 тысяч, максимум – $80 тысяч. Просто потому, что если они поднимут планку, инвесторы не будут в них вкладывать. Будут считать, что фаундеры слишком бездарно тратят деньги.

Стартаперы не могут позволить себе нормальный рабочий день. Потому что у тех, кто работает 7 дней в неделю, гораздо больше шансов чего-то добиться, чем у тех, кто работает с 9 до 17 с понедельника по пятницу.

Основатель понимает, что он рискует. Будет жить на маленькую зарплату несколько лет подряд. И если все получится, то затем сможет продать акции и стать миллионером. А если не получится (к сожалению, это часто бывает), стартап обанкротится. Основатель из него уходит и запускает новый проект. Я знаю людей, которые 10 лет живут в этом цикле. У них по 3-4 стартапа и, запуская их, они понимали, во что ввязываются.

К сожалению, в Беларуси не так много людей, которые осознают этот риск. Есть менеджеры, которые могут руководить компаниями. Но после того, как они три, пять, шесть месяцев проработают за маленькую зарплату, в таком же духе продолжать уже не готовы. И из стартапа по американской модели проект начинает работать по русской.

Фото «Про бизнес.»

Как выходить на глобальный рынок

Выходить на американский рынок достаточно просто. Придумать сервис, который заинтересует американских покупателей. Открыть Google, написать нужным людям на е-мейл.

Какими будут ответы на ваши письма и сколько их будет – все зависит от продукта. Хорошо, если отвечают на 20% всех разосланных писем, иногда меньше. Многое зависит от того, насколько хорошо раскинуть удочки. Если вы пишите в большую компанию и вам не ответил один человек – напишите другому сотруднику. Всегда есть много людей, через которых можно попасть к заказчику.

Фото «Про бизнес.»

О том, какие проекты сейчас в тренде

  • Приложения, которые помогают решать офлайн-задачи. Например, есть стартап Instacart, который выглядит как веб-сайт, через который можно заказать продукты. Я пишу, что именно хочу, и через 2 часа мне приносят к двери пакет с заказом. Еще один проект – Cleanly – занимается тем же самым, но для стирки. Нажимаешь кнопку – кто-то приезжает, забирает пакет с грязным бельем. Затем привозит назад чистые вещи. Замечательно. Это проекты, которые отлично работают и на десктопе. Но поскольку десктоп умирает, переходят на мобильные приложения.
  • Естественно, в тренде – игры. При этом сейчас появляются все более графически нагруженные, все более сложные игры.
  • Развивается все, что связано с фотографиями и видео. Приложений на эту тему появляется множество. Есть новый сервис Periscope, запущенный Twitter, и его конкуренты. Это приложения, которые позволяют устраивать прямые эфиры. Вместо фото, как в Instagram, показывают видео. И не то, которое было снято вчера, а прямо сейчас, в режиме онлайн. И это сейчас в тренде, и интересно, как это все будет развиваться.


 

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Платный контент