Войти
  • 1,97 USD 1,9739 -0,0007
  • 2,1 EUR 2,0967 -0,0295
  • 3,12 100 RUB 3,1207 +0,0052
Мнение
«Про бизнес.» 12 мая 2015 1

Что может ждать в конце года бизнесы, которым (не) хватает денег

Михаил Андреев, руководитель компании «Белреализация» (продажа и обслуживание проблемных активов), поделился с нами мнением, как ограничение доступа к банковским кредитам повлияет на рост банкротств, и что из этого могут извлечь бизнесы, у которых есть длинные деньги.

Фото с сайта kuban.aif.ru
Фото с сайта kuban.aif.ru

– Я часто работаю с компаниями, которые распродают имущество во время ликвидации. Также мы общаемся с представителями банков, кредиторами, которым достались активы должников. Поделюсь наблюдениями, что сейчас происходит с предприятиями, у которых начались проблемы с финансированием, и к чему это может привести.    

Число банкротов может вырасти на 30%-40% по сравнению с 2014

Я имею в виду самое плохое последствие – ликвидацию. Компании просто исчезнут. При том, что экономические суды отправляют бизнесы в ликвидацию крайне неохотно – переносят рассмотрение документов на более поздние сроки. Просят ликвидаторов изучить все факты еще раз и повторно принять решение.

Почему это может произойти:

1. Банки изменили подходы к кредитованию бизнеса – резко его ограничили. Пошло очень много отказов в финансировании. Об этом заявляют клиенты, имущество которых мы продаем:

  • Транспортно-логистические организации
  • Строительные организации
  • Производители стройматериалов
  • Предприятия машиностроения и станкостроения
  • Предприятия деревообработки

Речь идет и об ИП, и о частных компаниях, и о госпредприятиях.

Бизнесу и самому невыгодно брать кредиты. Банки в начале весны говорили, что ставки упали. Да, так и есть – с 60% до 50% годовых в белорусских рублях. Некоторых юрлиц, наиболее важных клиентов, могут прокредитовать под 40-45%. Но это все равно немыслимо много. Я не знаю легального бизнеса, который бы приносил столько выручки, чтобы и отдать такие проценты по кредиту, и заплатить налоги, аренду, зарплату. И при этом сработать хотя бы с минимальной рентабельностью.

Фото с сайта jobwww.org
Фото с сайта jobwww.org

Да, в 2011 была похожая ситуация – компании брали дорогие кредиты в белорусских рублях. Но все знали, что будет девальвация. И естественно, понимали, что 40% годовых превратятся в 10%-15%.

Сегодня мы видим, что курс белорусского рубля по отношению к доллару укрепляется.

2. Проблемные активы растут и у самих банков. По данным Нацбанка, в марте они увеличились на 26% по сравнению с началом года. В январе-феврале прибыль банков составила 1,08 трлн. А по итогам первого квартала она понизилась до 758 млрд. Т.е. банковский сектор сработал в марте с убытком в более 320 млрд (чистый убыток в I квартале получили Дельта Банк, БИТ-Банк и РРБ-Банк – прим. «Про бизнес.»).

Причем себестоимость банковского бизнеса (затраты на содержание офиса, персонал, ИТ-инфраструктуру), если сравнить с производственной компанией, невысокая. Да, возможно, убытки стали образовываться в 2014, и сейчас они просто накопились и «вылезли» наружу.

Тем не менее, сегодня банки держат высокие ставки по депозитам, выплачивая по ним большие суммы процентов. Но экономика, по моим наблюдениям, их не «отрабатывает» путем выдачи кредитов. Т.е. механизм, когда банки берут деньги под 35% у населения, а выдают кредиты под 40%-45% юрлицам (и под более высокие проценты – физлицам), зарабатывая на разнице в виде возвращенных процентов, не работает.

Нет локомотива, чтобы экономика брала кредиты. Раньше таким стимулирующим фактором было строительство жилья. Оно тянет за собой развитие многих отраслей и сфер – производителей стройматериалов, грузоперевозчиков и т.д.

Фото с сайта minsknews.by
Фото с сайта minsknews.by

Сейчас же девелоперы и застройщики, чтобы рассчитаться, например, за арматуру вместо денег предлагают поставщикам квартиры по рыночной цене $1200-$1300 за м2. Но поставщики не хотят брать недвижимость, потому что знают, что ее сегодня трудно продать даже профессиональным риелторам.

Дальше, по моему мнению, ситуация станет более негативной. 

И если пойдет волна банкротств, банки недосчитаются денег, отданных в кредит. К тому же, финансово-кредитные учреждения – это структуры, которым после банкротств предприятий достается «последнее». Сначала выплачивается вознаграждение управляющему, зарплата сотрудникам, налоги и другие обязательные платежи. Банки – в дальней очереди.

3. Возросло ощущение неопределенности. Даже банкиры со своими большими аналитическими отделами не могут предсказать ситуацию на 3-4 месяца вперед.  Например, с моей компанией, как юрлицом, заключен договор на открытие депозита с фиксированной ставкой в белорусских рублях сроком на 30 дней. К слову, достаточно высокой. Но дальше этого времени банки ставку не устанавливают. Значит, они не до конца понимают, что будет дальше. И так продолжается с осени прошлого года.

Если банкам трудно прогнозировать ситуацию – откуда реальному сектору знать, что будет дальше?

К чему это может привести:

1. У банков в залоге может оказаться не просто некая недвижимость или оборудование, а целые предприятия – с производственными площадями, участками земли. Сегодня, чтобы «перехватить» немного денег, предприятия могут отдавать в залог до 100% активов. Например, я работаю с предприятием по выпуску гофрокартона. Оно набрало кредитов. И оборудование, и недвижимость – все в залоге фактически полностью.

Также я знаю примеры, когда заложены деревообрабатывающие заводы. На некоторых успели запустить несколько линий, и понадобились еще кредиты.

Фото с сайта by.dvery.eu
Фото с сайта by.dvery.eu

То же самое происходит у более мелких фирм – например, производителей окон ПВХ.

В итоге если кредит не будет погашен, банкиры реально могут стать обладателями целых имущественных, производственных комплексов. Прийти на них и начать управлять.

Причем самому банку это невыгодно. Часть залогов приходится на оборудование. Это самый опасный актив – он устаревает с большой скоростью. Вернемся к примеру предприятия по производству упаковки из гофрокартона. Оборудование на нем китайского производства, выпущено в 2010. После чего каждые полгода появлялись новые модели. Более современные, способные выпускать продукции не с 3-цветным, а 5-цветным нанесением. Обрабатывать листы большего размера. Увеличивается скорость, снижается энергопотребление. В итоге стоимость оборудования на предприятии составляет 20% от стоимости современных моделей.

Какие возможности это открывает

Очевидно, что отсутствие денег на предприятии, жизнь в таком режиме, приносят и свои плоды. Бизнес начинает намного активнее работать с дебиторами. Думает, как сократить расходы.

В самом банкротстве для рынка и конкретного сегмента бизнеса тоже ничего плохого нет. Происходит санация – оздоровление. Есть более слабые предприятия, и если банк не дает средств на их финансирование – они должны умереть.

Останутся наиболее шустрые, мобильные, которые смогли сконцентрироваться и выжить. Рынок почиститься. Станет более дешевой рабочая сила. Люди будут держаться за свою работу.

И если для продавцов активов сегодня – плохой момент, то для покупателей очень хороший. Для тех, кто видит свое развитие на 2-3 года вперед и кто имеет возможность «заморозить» деньги. Понятно, что купленные сегодня активы в ближайший год ничего не принесут. Но когда рынок и спрос восстановятся – приобретенный объект или бизнес будут стоить своих реальных денег.

Сейчас цены снижаются практически по всем сегментам белорусского рынка, и где дно – никто не знает. Можно торговаться «до слез» и получить 60%-70% от нижнего уровня по рынку.

Я знаю людей, которые начали продавать объекты коммерческой недвижимости (склады) за $600 тыс. А сейчас не могут найти на них покупателя за $300 тыс. И это 10-километровая зона вокруг Минской кольцевой, возле Гатово.

Фото с сайта cdk.kz
Фото с сайта cdk.kz

Кроме того, в 2015 году вводится в эксплуатацию рекордное количество офисной недвижимости, торговых площадей – девелоперы начинали их возведение несколько лет назад. К концу года их предложение будет во многом превышать спрос.

  • Пока, по моим оценкам, средний дисконт по рынку практически 50%.
  • В сфере продаж легковых и грузовых автомобилей он достигает 30%-40%. Это средняя разбежка в цене на одну и ту же модель одинакового года выпуска и комлектации. Если вы видите автомобиль за $15 тысяч, звоните и предлагайте дать вам такую скидку. И вероятность, что автомобиль продадут за вашу цену, высока. Такого тоже никогда не было. Рынок не понимает, где цена.

В итоге сегодня можно выгодно приобрести:

1. Коммерческую недвижимость:

  • Торговую, офисную
  • Складскую
  • Производственную

2. Оборудование для нужд собственного бизнеса (деревообработка, торговое оборудование для ресторанов и магазинов).

3. Легковые и грузовые автомобили, сельскохозяйственная и строительная техника.

4. Готовый бизнес. 

Читайте также: «Виктор Бабарико: Не исключен вариант, что банкам за долги будут переходить целые имущественные комплексы бизнеса»

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Андрей Вашкевич12.05.2016

Так оно и есть, как поезд по рельсам, идущим в никуда... И абсолютное большинство пассажиров просто замерло, надеясь непонятно на что...

Платный контент