Войти
Экономика
«Про бизнес.» 12 декабря 2016

Что будет с экономикой и валютным курсом в 2017 – заметки с Capital Day

Фото: Алексей Пискун, probusiness.by
Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

По каким сценариям может развиваться белорусская экономика и на сколько может измениться курс доллара? Какие отрасли в следующем году будут «депрессировать», а какие, наоборот, имеют неплохие перспективы. Об этом шла речь на организованной «Про бизнес.» конференции Capital Day 9 декабря. Партнерами конференции выступили первая банковская форекс-площадка в Беларуси MTBankFX и Группа Volkswagen в Республике Беларусь.

Публикуем некоторые ключевые мысли экономического обозревателя «Про бизнес.» Дмитрия Ивановича, члена cовета директоров и одного из основателей инвестиционной компании «Юнитер» Владимира Василевского и старшего аналитика «Альпари» Вадима Иосуба.

Альтернативный прогноз развития экономики от Дмитрия Ивановича

— Прогнозируя развитие экономики, белорусское правительство и бизнес, конечно же, ориентируются на то, что будет происходить в России.

Дмитрий Иванович. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by
Дмитрий Иванович. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

В прогнозе Банка России на 2017−2019 предусмотрены несколько вариантов. При самом негативном — если цена на нефть будет на уровне в $ 25 за баррель — в ближайшие годы в российской экономике роста не будет.

Прогноз банка России на 2017−2019

Данные_Центробанк РФ, собственные расчеты
Данные: Банк России, собственные расчеты

Можно также отметить, что мировая экономика ориентируется на средние темпы роста ВВП в 3−3,6%. Российская экономика как минимум три года будет расти меньшими темпами. Это следует иметь в виду тем, кто думает об экспорте и инвестициях в зарубежные рынки.

В Беларуси был составлен и размещен на сайте Минфина прогноз по ключевым параметрам развития экономики в будущем году. В этом прогнозе был заложен темп роста ВВП в 0,2%. И бюджет страны был принят с этим темпом роста.

Однако через некоторое время, после заседания у президента, было заявлено, что темп роста ВВП в 2017 будет 1,7%. То есть мы будем стремиться к ВВП 1,7%, но в бюджете заложено 0,2%.

При этом я бы оценил прогноз Минфина как реалистичный, потому что цена на нефть заложена на уровне $ 35 за баррель.

Ключевые параметры прогноза по развитию экономики Беларуси на 2017

Данные_Минфин, собственные расчеты
Данные_Минфин, собственные расчеты

В свою очередь, я могу предложить собственный, альтернативный прогноз развития экономики. Он основывается на том, что в следующем году на бизнес повлияют несколько факторов:

  • Беларусь планирует заключить кредитное соглашение с МВФ. Если это произойдет, мы, возможно, начнем реформирование экономики
  • Наличие/отсутствие ограничений на внешних рынках для белорусских товаров. При снижении цен на нефть, ограничения в отношении белорусской продукции на российском рынке будут усиливаться
  • Цена на нефть и объем ее поставок — один из ключевых факторов для белорусской экономики. Предполагаю, что поставки российской нефти в Беларусь в следующем году будут осуществляться в полном объеме.

В реалистичном варианте прогноза мы подпишем соглашение с МВФ, и это снизит нагрузку на бюджет, в котором предусмотрены значительные расходы на обслуживание внешних долгов — $ 3,1 млрд. Я также предполагаю, что при изменениях цен на нефть в сторону повышения, Россия снизит ограничительные меры в отношении белорусских товаров.

Альтернативный прогноз на 2017 для белорусский экономики

Данные: собственные расчеты Дмитрия Ивановича

Как будут чувствовать себя ключевые отрасли в 2017

1. В «негативе» будет сфера строительства. Ни по одному из сценариев она не предполагает роста. В Беларуси был принят план по строительству жилья на 2016−2020 год. Там зафиксирована цифра в 3,5 млн квадратных метров, начиная с 2017 по 2020. И есть еще одна цифра: строительство индивидуального жилья. По прогнозам, оно будет расти с 1,2 млн квадратных метров в 2016 до 1,4 млн  Но как его построить — большой вопрос. Предполагается, что, например, в Минске это жилье будут строить за пределами МКАД. Но там сегодня нет ни площадок, ни инфраструктуры.

2. Думаю, будет небольшой минус по розничной торговле. Я не ожидаю, что в следующем год реальные зарплаты подрастут, как предполагается в официальном прогнозе. Скорее всего, будет негативная динамика потребительского спроса.

3. В плюсе, я надеюсь, будет сфера нефтепереработки — при подписании соглашения с Россией по поставкам нефти. Если в этом году мы получим порядка 18,5 млн тонн нефти, то в следующем году, как я уже говорил, возможны поставки на наши нефтеперерабатывающие заводы в объеме 24,5 млн тонн.

4. При оптимистичных вариантах развития экономики бюджет получит дополнительные средства. Поднимутся заработные платы, это простимулирует промышленность и сельское хозяйство. Ограничительные меры в отношении белорусской продукции на российском рынке либо будут отсутствовать, либо будут небольшими.

Ведь как только в России растет цена на нефть, там растет оптимизм — как промышленный, так и потребительский.

Владимир Василевский: Драйвер роста пока никому неизвестен

— Мои прогнозы будут пессимистичные. Нассим Талеб, автор книги «Черный лебедь», говорит о том, что можно надеяться на лучшее, но готовиться надо к худшему. Эта тактика последние лет 7−8, по моему опыту, дает результаты.

Владимир Василевский. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by
Владимир Василевский. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

В 2017 нужно быть готовым к каким-то экономическим катаклизмам. Роста не будет. В «дно» я тоже не верю. Будет еще снижение. Почему я так думаю? Потому что в целом старая экономическая модель сломалась. У нас были энергетические субсидии от России. У нас был доступ на российский рынок, на котором много денег, который постоянно рос. Привилегированный доступ к большому, постоянно растущему, богатому рынку.

Происходила господдержка и модернизация предприятий. Устойчивый рост зарплат. Щедрое финансирование социальной сферы.

Сейчас энергетических субсидий нет, на российском рынке, ключевом для нас, ситуация неблагоприятная. Происходит спад в «святой троице»: таких направлениях, как экспорт товаров, строительство жилья, продовольствие.

С моей точки зрения, основная проблема сейчас — проблема долгов:

  • Накапливается государственный долг
  • Накапливаются долги предприятий: в банковской системе, небанковской системе. Нет тренда к развороту, к замедлению этого процесса

Для развития экономики нужно, чтобы появился какой-то драйвер роста. Но этот драйвер сегодня неизвестен никому. Да, после цен на нефть в $ 25 за баррель мы сейчас видим стоимость в $ 55. И это потихонечку начнет подтягивать нашу экономику следом за Россией. Может, на это и можно надеяться. Но это редкий «белый лебедь» на фоне черных.

Какие отрасли не будут развиваться. Многие секторы связаны со старой экономической моделью. Они останутся в кризисе. Это относится и к строительству, и к рынку недвижимости.

Например, одно из помещений, которым я владею, я сдавал в свое время за € 28 за квадратный метр и думал, что хорошо бы сдавать за € 30−32. Сейчас сдаю за € 8 и… доволен.

Рынок недвижимости сегодня в состоянии знаменитого «Кота Шрёдингера». Есть разные мнения, жив он или мертв — он уже упал, и хуже уже не будет, или он жив, и ему еще предстоит умереть. Я думаю, что в целом рынок недвижимости находится в первой трети падения, умеренной. И что нам еще предстоит пережить следующую стадию, за которой рынок приблизится к дну. Сейчас, по моему мнению, цены на рынке держатся на всеобщей заинтересованности — не допустить падения. Население, владеющее квартирами, думает, что хорошая квартира не может стоить дешево. То же самое думают предприятия, которые строили цеха, склады. То же самое хотят думать банки, которые давали кредиты под залог недвижимости по ценам 2012−2013 года…

Скриншот из презентации Владимира Василевского
Скриншот из презентации Владимира Василевского

Спад может ожидать и секторы, завязанные на доходы населения. Это услуги населению, это импорт. Большинству компаний, которые занимаются импортом, ничего хорошего ожидать не приходится. У населения, конечных потребителей, не только падают зарплаты, но еще и растут обязательные расходы. Прежде всего, связанные с коммунальными услугами. Соответственно, доходы, которыми население может произвольно распоряжаться, выбирать, на что потратить — сокращаются.

Возможные точки роста:

1. Экспортные отрасли, которые восстановили ценовую конкурентоспособность благодаря удешевлению труда.

Например, на одном белорусском предприятии, занимающемся металлообработкой, за последние 2 года средняя зарплата упала на 40%. А производительность выросла на 20%. В целом, с экономикой у компании неплохо. Заказчики — в сфере, связанной с российской оборонной промышленностью.

Фото: Алексей Пискун
Фото: Алексей Пискун

Насколько я знаю, такие вещи наблюдаются и в легкой промышленности, и в целом во многих частных бизнесах, где есть доля экспорта и где есть значительная доля местного труда. Он не только стал дешевле, но и доступнее, потому что на рынке появился ряд специалистов, которых раньше не было.

2. Пример выше показывает, что точки роста возможны на предприятиях, ориентированных на контрциклические секторы в России: «оборонка» (она финансируется за счет бюджета), сельское хозяйство (в сферу вкладывает крупный российский бизнес, заполняя вакуум, возникший в связи с санкциями).

3. Производство «худших товаров» (с отрицательной эластичностью по доходу) в потребительском сегменте. Это те товары, спрос на которые растет по мере падения доходов.

В качестве примеров можно привести магазины одежды секонд-хенд. Когда есть деньги, люди не ходят в эти магазины. Когда денег нет, оказывается, что за этими товарами стоят очереди. Это абстрактный пример. Те, кто работают в потребительском секторе, могут найти для себя конкретные примеры. Я думаю, на этих направлениях (товары, спрос на которые растет по мере падения доходов) нужно концентрироваться — потому что быстрого «отскока» не произойдет.

Кто выиграет в кризис? В кризис выигрывает тот, кто имеет свободный кэш. Важно осознать, что кризис, в котором мы находимся, не V-образный. Т.е. это не быстрое падение и не быстрый отскок. Нынешний кризис — L-образный. Если представить его на графике, это быстрое падение — а потом какая-то более-менее продолжительная горизонтальная часть графика. Которая может быть с небольшим положительным или отрицательным уклоном. «Пересидеть» такой кризис не получится.

Антикризисная тактика, на мой взгляд, может состоять из нескольких этапов:

  • Максимально быстрое снижение расходов, восстановление баланса доходов и расходов.
  • Покупка недооцененных кэш-генерирующих активов. Ключевое слово здесь: не «недооцененный», а «кэш-генерирующий». Если актив начинает сразу приносить деньги и не тянуть карман — это то, что можно покупать
  • Своевременная реструктуризация имеющихся кредитов. То, что недооценивают бизнесы. Как инвест-консультант, я наблюдаю во многих случаях, как предприятия, у которых ухудшается финансовая ситуация, продолжают исправно обслуживать свои банковские кредиты.

Они пытаются ежемесячно платить проценты, возвращать кредит. Но при этом говорят, что ситуация у них все хуже, и скоро они не смогут платить. А банк это не понимает. Почему не понимает? Потому что он видит: кредиты обслуживаются, платежи каждый месяц приходят. И на взгляд банка, все хорошо. И когда дело доходит до того, что все совсем стало плохо — бизнесмен приходит в банк с ключами от завода. Но тогда уже поздно заниматься реструктуризацией долга.

Поэтому: пишите панические письма, рассказывайте банкам о проблемах. И тогда вас начнут «слышать». Банки, по-крайней мере, частные, уже к такому пониманию приходят — и адекватно реагируют.

Каким будет курс долллара в 2017 — мнение аналитика Альпари Вадима Иосуба

Безусловно, это зависит не только от белорусской экономики. Ответ на вопрос, каким будет курс доллара, евро, российского рубля, невозможно искать в отрыве от того, что будет с американской, европейской и российской экономиками.

Вадим Иосуб. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by
Вадим Иосуб. Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Вот что мы наблюдали в 2016:

  • В начале года произошел обвал на фондовых рынках, упала цена на нефть, в США были проблемы с инфляцией — никак не удавалось поднять ее уровень до желаемых показателей
  • В течение всего года ставка ФРС не поднималась
  • Сейчас на последнем заседании ФРС, которое завершится 14 декабря, вероятность роста ставки близка к 100%. Скорее всего, это уже учитывается рынком

Интрига заключается в том, сколько раз ФРС повысит ставки в 2017 — и соответвенно, насколько интенсивно будет расти доллар в следующем году.

Интересно также, что сегодня пара EUR/USD находятся на том же уровне, что и на прошлой конференции Capital Day в 2015. И я прогнозирую дальнейшее снижение, вполне вероятно — до 1 евро за доллар.

Собственно, эту цифру я буду использовать в своих прогнозах для курса белорусского рубля. В ближайшие годы нельзя исключать, что снижение евро по отношению к доллару продолжится. Это соотношение определяется разнонаправленной кредитно-денежной политикой ФРС и Европейского центрального банка.

Каким может быть курс белорусского рубля по отношению к доллару в 2017.

Прогноз 1. Базовый. Он заключается в том, что:

  • Инфляцию в следующем году удастся выдержать в рамках запланированных 9%
  • Стоимость валютной корзины вырастет на те же 9%
  • И при этом соотношения в кросс-курсах между валютами EUR/USD и USD/RUB сохранятся на прежнем уровне

Вот какой курс покупки доллара, евро и 100 российских рублей может получиться:

  • USD (начало 2017 — конец 2017): 2 — 2,2
  • EUR (начало 2017 — конец 2017): 2,15 — 2,35
  • 100 RUB (начало 2017 — конец 2017): 3,1 — 3,35
Фото: Алексей Пискун, probusiness.by
Фото: Алексей Пискун, probusiness.by

Прогноз 2. Моделирование. Маловероятно, что соотношение в кросс-курсах между долларом, евро и российским рублем сохранится на одинаковом уровне в течение 2017. Даже при том, что валютная корзина под конец года изменится на прогнозируемые 9%.

Поэтому сделаем предположение, что кросс-курсы этих валют могут оказаться в плавающем диапазоне в районе 10%. При том, что стоимость валют из валютной корзины изменится на +9%:

  • Изменение EUR/USD: 0,97 — 1,18 (+/-10%)
  • Изменение USD/RUB: 58 — 71 (+/-10%)

При заданных допущениях и одном и том же ослаблении белорусского рубля к валютной корзине, диапазон курсов на конец 2017 года может составить:

  • USD 2,03 — 2,33
  • EUR 2,05 — 2,64
  • 100 RUB: 3,15 — 3,64

Прогноз 3. Субъективный. Можно предположить, что соотношение EUR/USD на конец года будут в паритете (равно единице, о чем я говорил выше). В этом случае, при том же самом росте валютной корзины, пропорционально инфляции, курс белорусского рубля по отношению к доллару может составить вот эти показатели:

  • EUR/USD — 1
  • USD/RUB — 67
  • EUR/RUB — 67

Курс белорусского рубля на конец 2017 (прогноз):

  • USD — 2,25
  • EUR — 2,25
  • 100 RUB — 3,37

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент