Войти
Личный опыт
«Про бизнес.» 6 октября 2016 3

У парня есть все, чтобы открыть сверчковую ферму и накормить рынок: насекомые, инвестор, опыт. Но эта вечная проблема...

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сергей Макаров, режиссер по образованию, всегда любил природу и животный мир. И давно вынашивал идею связать свое увлечение с бизнесом. Увидев однажды передачу про ферму, на которой разводят сверчков, он понял — это именно то, что ему нужно. Но решив реализовать идею создания подобной фермы в Беларуси, предприниматель столкнулся с главной проблемой — отсутствием законодательства для открытия такого бизнеса. Он не остановился и продолжает продвигать идею. Свою историю Сергей рассказал «Про бизнес.»

— Я всегда интересовался животным миром. После школы даже хотел поступать на ветеринара, но с точными науками у меня не складывалось. Поэтому пошел по стопам родителей-гуманитариев (отец — оперный певец, мать — кинорежиссер) и поступил в академию искусств на режиссуру телевидения. Я вырос на съемочной площадке, да и задатки были. Но любовь к природе сохранилась — даже осваивая профессию режиссера, мечтал в первую очередь снимать проекты о животных. По телевизору всегда смотрел только каналы National Geographic, Discovery и подобные им по тематике.

Сергей на съемочной площадке. Фото из личного архива
Сергей на съемочной площадке. Фото из личного архива

И вот, около 3−4 назад, во время работы в Киеве, я посмотрел проект «Грязная работенка» по Discovery. Одна из серий была посвящена сверчковой ферме. В подаче авторов читалось, насколько все это «противно», но меня заинтересовал другой аспект.

Сверчковая ферма в Тайланде. Фото с сайта turner.com
Сверчковая ферма в Тайланде. Фото с сайта turner.com

В передаче говорили о том, что сверчки используются для кормления экзотических животных (хамелеоны, ежи, пауки и т.д.) и как наживка для рыбалки.

И я начал читать, интересоваться этой темой. А по возвращению в Минск купил несколько сверчков… Так и началась моя история.

Как развивалась бизнес-идея

Сначала мне было просто интересно разводить сверчков, наблюдать за ними. Потом один из операторов, с которым я работал на телевидении, сказал, что у него живет хамелеон и он покупает ему на корм сверчков в Интернете. Я сказал, что развожу их сам и могу продавать ему — так у меня появился первый клиент. Потом клиентов становилось все больше и больше. Тогда я пошел в налоговую и стал интересоваться, как мне легализовать бизнес. На что мне ответили: «продавай и не парься». На тот момент я продавал сверчков на 1 млн неденоминированных рублей в месяц максимум.

Но время шло и мне не давала покоя тема фермы. Хотя я понимал, что сначала надо определиться с каналами сбыта.

Рыбалка на сверчков у нас не принята, хотя для американских ферм это 70% рынка, а продавать большие объемы на корм «экзотам» (владельцам экзотических животных) невозможно. Поэтому о ферме пока не могло идти и речи. Но я отказывался мириться с этой мыслью. Едят же насекомых 2 миллиарда человек в мире — думал я…

И я начал копать дальше, изучать энтомофагию (употребление насекомых в пищу). Узнал, что из сверчков делают муку (а в таком виде насекомые воспринимается в еде проще), просто едят жареными. Сам при этом давно попробовав жарить и сушить насекомых и есть. И это вкусно! Я все больше мониторил и все больше узнавал. Например, прочитал, что сейчас очень популярны хитиновые диеты (диеты, основанные на насекомоедении).

Фото из личного архива Сергея Макарова
Фото из личного архива Сергея Макарова

Протеиновая мука из сверчков по количеству содержания белка не может сравниться даже с говядиной. Особенно актуально это для спортсменов. По этой же причине насекомые так ценятся как элемент питания во всем мире: много белка и мало жира. Кроме того, как я выяснил, перемолотые сверчки — отличная добавка к комбикормам для птиц. А отходы от сверчков — отличное удобрение. В общем, довольно обширный спектр использования.

Так я определился с направлениями для своего дела. Решил, что буду производить:

  • Корм для экзотических животных
  • Муку из сверчков (энтомопротеин, как я его назвал)
  • Удобрения из отходов от насекомых

Была еще мысль про производство шрота (от нем. Schrot — мелкие куски, обрезки) на комбикорм сельскохозяйственной птице, но промониторив рынок, понял, что это нерентабельно.

Поиск инвестора

Я подал документы в исполком на открытие КФХ (крестьянского фермерского хозяйства), но мне отказали: в их понимании ферма сверчков не может называться фермой. И даже если есть такой вид деятельности, то «объекта разведения», таких насекомых в нем нет. Есть улитки и пчелы, сверчков — нет. Пришлось в дальнейшем учесть это при составлении письма в Госстандарт.

Тогда я решил действовать иначе. Решил, что сначала сделаю себе имя — а уже тогда, возможно, появятся «нужные люди», которые смогут помочь сдвинуть дело с мертвой точки.

Случайно узнал про краудфандинговую платформу «Улей». Я не верил, что мой проект соберет нужную сумму (500 млн неденоминированных рублей), поэтому сбор хоть и открыл, но больше для рекламы. Интерес к «Улею» велик — я надеялся, что меня заметят. Выставил срок сбора побольше и стал ждать. Забегая вперед, скажу, что, как я и думал, деньги на проект я не собрал, но для меня это и не было главным. Своего я добился.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.
Начались звонки журналистов с просьбой дать интервью и рассказать подробнее про проект. Меня это очень обрадовало.

Как только вышли первые материалы — посыпались предложения от инвесторов. Я, если честно, не был готов к ним. Было по пять звонков в день с предложениями вложить от $ 500 тыс. до 2 млн.

Но меня смущало то, что эти люди даже не интересовались ни законодательными условиями в стране, ни другими особенностями. Они просто хотели вложить деньги и узнать, сколько они будут зарабатывать. Поэтому я взял перерыв и на неделю засел за план-презентацию.

Я просчитал примерные суммы входа и выхлоп, прописал условия сотрудничества с инвесторами. Но, как говорится, случайностей не бывает. Один звонок меня очень заинтересовал. Мне позвонил один парень и сказал, что очень верит в мою идею. Коран (а он мусульманин) допускает поедание насекомых. Я согласился на встречу.

Молодой человек рассказал, что занимается торговлей с Китаем, а там насекомые — традиционная пища, и они очень заинтересованы в данной продукции. Это придало мне уверенности.

Фото с сайта 4tololo.ru
Фото с сайта 4tololo.ru

Но этот парень не мог быть инвестором: он просто не располагал средствами. Но интересовался темой и хотел помочь — я решил, почему бы и нет. Две головы всегда лучше. Кстати, мы решили, что мой новый компаньон впоследствии может заняться продажей товара на внешние рынки.

Мы стали двигаться дальше. Было еще несколько встреч, но все они были неинтересны.

Людям было неважно, во что вкладываться: в запчасти или сверчковую ферму. А я хотел найти ментора — человека, который не просто вложит деньги, но и подскажет, научит. Я же не бизнесмен.

И вот, одна из встреч все-таки стала во многом для меня решающей. Мы познакомились с очередным, как тогда казалось, кандидатом в инвесторы, но что-то было в этом человеке особенное. Он хотел не просто вложить деньги, но и задавал правильные вопросы: «А что с законодательством? Под какой закон вы открываетесь? Что с ветеринарно-санитарными правилами?». И я понял, что единственная информация, которая у меня есть, это то, что в ОКЭД все-таки появился такой вид деятельности, как «Разведение прочих животных», куда вошли и насекомые. Мы договорились встретиться с потенциальным инвестором еще раз.

"Домашняя ферма" Сергея Макарова. Фото из личного архива
«Домашняя ферма» Сергея Макарова. Фото из личного архива

Реально ли открыть легальную сверчковую ферму

Я начал ходить по инстанциям. Оказалось, что наше законодательство совершенно не подготовлено к такому виду деятельности. На каждом шагу были отказы. Ветеринары сказали, что у них нет требований, а их разработка займет много времени. В Минздраве ответили, что в перечне товаров для употребления в пищу нет насекомых. Единственным вариантом было «БАД на основе нового компонента». В списке запрещенных компонентов было только 3 вида насекомых: скорпионы, божья коровка и шпанская мушка. Сверчков не было. И это порадовало. Но для введения нового БАДа нужно несколько лет исследований и стоит это немалых денег.

Тогда у меня случилось еще одно судьбоносное знакомство. На портале Greenbelarus.info («зялены партал»), который тоже написал обо мне, я прочитал статью одного ученого — директора НАН Беларуси по биоресурсам Олега Бородина. В своей статье он как раз поднимал тему употребления насекомых в пищу. Я, конечно, написал ему. Оказалось, что это очень грамотный, профессиональный человек, который действительно заинтересован в том, чтобы тема энтомофагия стала в Беларуси реальностью. В результате нашей недолгой переписки он озвучил классную для меня перспективу: возможность проведения необходимых исследований на базе их института.

После того, как я составил подробную презентацию проекта, начал писать официальные письма в Минсельхоз, Госстандарт, главному ветеринару страны.

К некоторым чиновникам мне удавалось прорваться лично и передать презентацию, рассказать о том, что мы хотим делать. И это очень помогало.

Так как многие мне потом признались, что просто получив пакет презентации без моего рассказа, точно не приняли бы всерьез нашу идею.

На данный момент письма и презентации отправлены во все необходимы инстанции. Нам остается только ждать. И надеяться, что нам все-таки удастся легализовать ферму и сделать из нее предприятие промышленного масштаба.

Фото из личного архива Сергея Макарова
Фото из личного архива Сергея Макарова

Моя команда

Параллельно я искал команду. С инвестором я определился (им все-таки стал тот человек, который «задавал много вопросов»). Компаньон, готовый заняться продажами — тоже был. Но я понимал, что для создания полноценной фермы мне нужны специалисты в конкретной сфере. Я связался с парнем, у которого покупал первых сверчков. Оказалось, что он занимается ими более 15 лет. А последних лет 10 разводит экзотических животных и пауков. С кандидатурой технолога вопрос был снят. Мне не нужен начинающий ученый, который только по книгам знает что да как — мне нужен был спец, который имеет практический опыт и разбирается в теме.

Например, с помощью моих наработок и наработок Андрея (технолог) мы смогли разработать свой «секретный» комбикорм для сверчков. А это очень важный момент. Сверчки же полифаги: едят и насекомых, и растительную пищу. А отсутствие белковой составляющей порождает каннибализм — нам это очень невыгодно, чтобы они поедали друг друга. Мы решили этот вопрос с помощью комбикорма, в котором есть белок. И еще секретные ингредиенты, без которых массовое разведение сверчков вряд ли возможно.

Это как в Coca-Cola — никто не знает рецепт. Пока «расшифруют» наш, у нас есть запас по времени при нашествии желающих открывать подобные фермы — а я уверен, такое случится.

Итак, у меня сложилась команда: я, инвестор, специалист по продажам и технолог. И это лучшая команда, которую я только мог представить. Технолог сразу начал заниматься разработкой условий для массового содержания сверчков и других обитателей фермы (а мы планируем разводить еще жуков зофобаса и мучного червя). Я занялся бизнес-планом и совместно с инвестором мы начали пробивать законодательство.

Мы сразу определились, что все члены команды будут иметь долю в бизнесе — на мой взгляд, это лучшая мотивация. И главное, что всех нас объединяет: все мы хотим не просто открыть ферму, а сделать бренд Crickets.by. Кстати, сайт я год назад полностью написал и сделал сам. Пока он чисто информативный — через него я популяризирую тему.

Фото из личного архива Сергея Макарова
Фото из личного архива Сергея Макарова

О стоимости проекта и рентабельности

Недавно мы с инвестором закончили бизнес-план и изучили рынки сбыта.

Затраты и окупаемость. Оказалось, что порог входа на этот рынок со всеми затратами (покупка необходимого оборудования, аренда помещения, закупка инвентаря, ремонт и т.д.) — не больше $ 25 000, а срок окупаемости (даже если разделить цифры прибыли на два) — не более года. Даже по минимальным подсчетам, доход фермы выходит около $ 100 000 в год. Это уже с учетом минимальных заложенных цен на продукцию, завышенных цен на реализацию проекта и закупку всего необходимого.

Себестоимость у нас очень маленькая. Один килограмм сверчка при всех затратах — стоит не больше $ 2.

После мониторинга мирового рынка, по предварительным подсчетам мы сможем выставить следующие цены на нашу продукцию:

  • В замороженном виде сверчки на корм — не менее 20 $
  • В муке — сейчас пакетик 120 гр. стоит 10 $ (ориентировались на ebay). Но мы, конечно, будем делать дешевле — для популяризации

Один килограмм муки из сверчков — это не больше 8000 шт. Значит, в одном ящике (сверчки содержатся в специальных ящиках) растет около 2−3 кг муки. Таких ящиков на старте будет около 200.

Рынки сбыта. Главное для нас — это рынок сбыта. Но с ним проблем нет. Пока нам дадут разрешение на производство пищевой промышленности, мы будет продавать сверчков на корм, а такой маленький объем, 800−1000 кг в месяц по $ 20 за кг, россияне у нас заберут даже оптом. Спрос реальный, мы изучали. А есть еще рынок Украины, где тоже востребована наша продукция. Да и наши птичники, ежатники и прочие любители экзотических животных сейчас заказывают замороженный корм в России.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В Китае требуется 27 000 тонн сухих тараканов в год на фармакологию и производство косметики. Из них только 21 000 тонна обеспечивается в полном объеме. Один фунт (около 0,5 кг) сухих тараканов стоит в районе $ 89 — очень неплохой заработок. Так что ферму тараканов можно открывать прямо в Китае. Это тоже реально — мой компаньон изучал тему.

Уже сейчас у нас есть конкретное предложение из Канады: построить там ферму, наладить работу и воспитать руководящий состав. И мы всерьез это обсуждаем.

С законодательством у них намного проще, преград никаких нет. Они сейчас поднимают частный бизнес. Самое дорогое там зарплаты, но если учесть, что на ферму 250 м², нужно всего 3 работника, а выход — тонна сверчка в месяц, то такой расклад им вполне подходит. Сложность там только одна. Фермы сверчковые есть, но они производят сверчков только на рыбалку и корм. А ребята, которые обратились к нам, хотят разводить их для употребления в пищу. А это разные условия содержания, кормления. Мы это знаем и можем реализовать. Боюсь что действительно получится так, что наша ферма в Канаде появится раньше, чем в Беларуси.

За этот год построилось более 49 ферм в мире. И это только сверчковых. Так что мы в авангарде.

И сейчас главное, чтобы мы не просидели этот пик в ожидании наших законотворцев. В России тоже законодательство еще в этой сфере не доработано, нет санитарных требований. Но там уже сейчас есть фермы (хоть и нелегальные), на которых работают по 40 человек — можно представить, какие там объемы.

Как только мы пробьем законодательство, у нас будет очень мало времени для заполнения рынка. Я думаю, страну накроет волной легальных ферм по разведению насекомых.

Потому что это во много раз выгоднее и экологичнее, чем разведение коров, свиней и кур.

Наши идеи и планы

Сейчас мы продолжаем выращивать сверчков, но не продаем их — больше раздаем бесплатно. Часть сверчков у меня дома, но основной объем — у технолога на даче. Я живу на свой «золотой запас» и продолжаю «пробивать» свою ферму.

Фото из личного архива Сергея Макарова
Фото из личного архива Сергея Макарова

Но мы не сидим на месте. У нас с технологом голова буквально разрывается от идей и перспектив. У нас много планов. Например, в будущем мы хотим открыть ресторанчик экзотической кухни. И уже сейчас нужно продумывать, «кем» мы будем кормить. Как показывает мировой опыт, это могут быть пауки, скорпионы, змеи… Но на разведение некоторых могут уйти годы. Поэтому надо думать на несколько шагов вперед. Например, скорпиона нужно около пяти лет растить, чтобы он дал потомство. С пауками все проще: они хорошо плодятся. Про змей мы всерьез не думали, но у нашего технолога есть большой опыт по их содержанию.

Я уже ищу повара, с которым мы разработаем рецептуру приготовления насекомых и энтомопротеина. А в ближайшем будущем я планирую написать небольшую книгу по энтомофагии, где будут и рецепты по приготовлению блюд из насекомых, печенья, прочих «вкусняшек» из сверчковой муки.

Еще одна наша цель: производство спортивного питания. Так как энтомопротеин — самый крутой по содержанию белка, аминокислот и прочих микроэлементов, которые, как оказалось, потрясающе усваиваются организмом человека.

За энтомофагией будущее, я в этом уверен. Да, возможно, люди, не привыкшие есть насекомых, так быстро и просто не научатся этого делать. Но мука из сверчков и не только станет неотъемлемым ингредиентом в пищевой промышленности. Это давно поняли во всем мире. Надеюсь, поймут и у нас.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Сергей Макаров30.12.2016

Для рыбалки кстати очень круто! Тот же кузнечик. А ещё можно мучного червя, он тоже на ферме есть.

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент