Войти
Личный опыт
Ольга Томашевская 29 апреля 2017

«Татуировка — это бесконечный колодец, есть куда развиваться»: владелица тату-салона о картинах на теле и клонировании себя

Фото из личного архива Анна Ромазановой
Фото из личного архива Анна Ромазановой

Бизнес Аллы Ромазановой начался с увлечения — татуировкой она занялась, когда получала высшее художественное образование. И превратила это в профессию, а потом и собственное дело. Сегодня у Аллы своя студия, она одна из топовых мастеров тату и перманентного макияжа в Беларуси, запись к ней на месяцы вперед. О культуре татуировки, трудностях этого бизнеса и социальной ответственности в интервью «Про бизнес.» рассказала Алла Ромазанова, владелица и руководитель «Студии Аллы Ромазановой».

Как началось ваше увлечение татуировкой?

Все вышло из переходного возраста. Это был протест — субкультура, музыканты, металлисты, рок-концерты, татуировки, нашивки. Я была девочка-отличница, на золотую медаль шла. А после 9-го класса пошла в художественное училище. Назло врагам козу продам. По понятию обычного советского человека художественное училище — это что? Среднее образование специальное, ниже плинтуса. Все было против. И поступила я как-то тяжело, и палки в колеса ставили. Но закончила-то с красным дипломом, поступила в Академию искусств. Как художник состоялась.

С первого курса Академии искусств я пошла работать, училась на дневном и работала в салоне татуировки. И незаметно это превратилось в профессию.

Я не отвергала ни одного шанса, который мне преподносила жизнь. Если мне предлагали написать картину, я писала картину. Если мне предлагали сделать интерьер, я делала интерьер. Если мне нужны были в детстве деньги, я разрисовывала бутылки и сдавала в салон. Я ремесленник. Все это приносит деньги в одинаковой степени. Но путь меня вывел на татуировку.

Сейчас я занимаюсь перманентным макияжем. И студия моя ориентирована именно на него. Это разновидность татуировки, более поверхностная, со своими правилами, со своим оборудованием. Я делаю и татуировки для моих давних клиентов.

Фото: Лана Красикова
Фото: Лана Красикова

А у вас на теле есть татуировки?

У меня на спине работа на тему «Афродита выходит из пены морской». На мне татуировки тех мастеров, которых я уважаю. Для меня это как купить картину, чтобы кусочек его таланта был всегда со мной. Это такое вложение.

В белорусских реалиях татуировки вызывают негатив. Как бы красиво ни было, люди это как что-то из разряда дефектов воспринимают. Если в поликлинике делаю рентген, стоит мне снять майку, ко мне сразу начинают относиться пренебрежительно. Как будто с зэком разговаривают. Осознавая, в какой стране живу, я не делала татуировки на видных местах.

Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте
Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте

С 2008-го года я посещаю европейские конвенции татуировочные, где очень много таких, знаете, фриков. У них голова забита, лицо, кисти. Эти люди работают в нормальных местах, социально никак не ограничены. А многие своим имиджем зарабатывают деньги. Есть например, такой Зомби-бой. Он сколотил уже состояние, в клипах Мадонны снимается, со своими татуировками очень неплохо себя чувствует. А есть, например, девочка из Сибири, которая на лице имя своего парня набила готикой. По всем каналам выступала, но денег она на этом не заработала, а лицо, я считаю, испортила.

Спрос на татуировки в нашей стране небольшой. Большинство татуировок, которые я делала, — это были перекрытия шрамов, рубцов.

Как вы салон открыли? Это первый ваш бизнес?

Да. Бизнесу меньше года. Я была ИП, но поняла, что стоять на месте уже нет возможности.

Накопила знания, потенциал — никто не знает об этом больше, чем я. Запись ко мне больше чем на год вперед. Люди хотят, люди ждут.

Я обучила мастеров, как будто себя клонировала немножко. И автоматически это всё привело к тому, что нужно помещение и все остальное.

Фото: Лана Красикова
Фото: Лана Красикова

Какие были первые ощущения от своего бизнеса?

Тяжело, потому что появляется тревога и переживания. Когда ты отвечаешь сам за себя и за своего клиента — это одно. А тут на тебе коллектив, который нужно и обеспечить работой, и отвечать и за них, и за их клиентов, и за качество работы, и за все-все-все. Плюс наше поколение такое зашуганное. Ты боишься всего. Вроде положился на юриста, что он должен сделать в определенные сроки. Он что-то не доделал, а сам ты сделать не можешь, потому что не учился на это. Могут подводить некоторые люди, на которых ты рассчитываешь. Из-за этого появляется дополнительная тревога и беспокойство.

В нашей стране многие мастера пытались что-то открывать, а потом ушли в наемные работники. На стадии открытия, когда нужно делать бумаги — завязали и пошли работать на кого-то. В моральном плане это выгоднее. Тебе обеспечивают весь соцпакет, твоя задача — прийти, надеть перчатки, сделать работу — и уйти. И голова не болит.

Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте
Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте

А в деньгах?

Да то же самое будет по факту. Например, мои заработки уходят сейчас на то, чтобы у моих мастеров была работа. Это реклама, это продвижение. У меня работа есть. Но чтобы все предприятие работало, его нужно продвигать. Оно молодое.

В таком случае, еще раз: зачем вам это? У вас же и так очередь стоит клиентов. Стоит оно того?

Стоит! Ну сколько я еще проработаю в таком режиме? Я все-таки надеюсь, что поставив бизнес на ноги, я буду работать меньше, у меня будет больше времени на творческие проекты. Может быть, тяжело только сейчас. Я воспринимаю это как инвестиции, как вложения. Не может быть все быстро и легко.

Я вижу спрос на эти услуги. Помимо салона, я еще занимаюсь дистрибьюцией профессионального оборудования для перманентного макияжа и американской косметики по уходу за кожей. Нужно развиваться во многих направлениях, чтобы при любом раскладе обеспечить себе пассивный доход.

Одновременно со своей компанией я создала Ассоциацию перманентного макияжа.

Нас очень много — таких мастеров, которые начали поднимать голову. И мы должны работать в нормальной здоровой коммерческой среде.

Чтобы были нормы регулирования, понятные для нас. Мы же как слепые котята. Нас шуганули — мы испугались. Мы даже приблизительно не знаем, за что могут наказать. Для начала нужно хотя бы прояснить эти моменты. И пробивать для себя правовые нормы, которые позволят работать спокойно.

Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте
Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте

У нас очень хорошие юристы, которые реально идут на помощь всем, объясняют, что нужно делать, помогают с открытием салонов. Выглядит странно, как будто помогаешь своим конкурентам. Но так мы поднимаем нашу индустрию на новую ступеньку — это другой уровень цен, другой уровень сервиса, подход другой.

Помимо этого, я делаю благотворительную помощь, активно продвигаю тему помощи женщинам после онкологии. Делаю бесплатно ареолы — имитацию сосков. И оказалось, что практически каждая десятая женщина в нашей стране больна раком груди. Масштаб колоссальный. Стало обращаться много женщин, причем мои же клиентки, которые перенесли этот недуг…

Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте
Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте

И вы не знали?

И я не знала. Эти работы для меня… 100% это бесплатно. Так же и наши мастера и я, насколько можем, во время химиотерапии делаем бесплатно брови. Когда идет облысение, когда женщины теряют волосы, чтобы как-то поддержать их. Много мастеров по Беларуси поддержали этот флешмоб. Гродно, Могилев, Витебск — я знаю немало людей, которые готовы к добровольной помощи.

Во всем мире такая практика есть. В Израиле, в Германии. Но там эти работы погашает страховка. Для человека это бесплатно, а мастер все равно зарабатывает на этом. А у нас какая социальная программа? Вы сами знаете.

Если нужно отдать десятину, можно, я ее отдам вот так? А не просто вынуть деньги и дать непонятно кому...

Я своими руками могу сделать жизнь женщин более комфортной. Вы бы видели глаза женщины, которая четыре года ходила без ареол! Я ей нарисовала, она смотрит в зеркало — и поверить не может, что она снова нормальный человек. Они побороли недуг, почему они должны жить некачественной жизнью? Это тоже татуировка, а насколько она меняет жизнь человека.

Фото: Лана Красикова
Фото: Лана Красикова

Вы работает только с женщинами?

Да. Раньше и мужчины-клиенты были. Теперь только женщины.

Почему? Не устаете постоянно в женском кругу общаться?

Я в принципе люблю общаться с людьми. Но с женщиной ты на одной волне. Есть у тебя какие-то проблемы или что-то тебя озадачивает — ты всегда находишь ответы. Кто-то по здоровью что-то подскажет, кто-то по воспитанию детей. А о чем я могу общаться с мужчинами, скажите мне, пожалуйста? Мне хватает общения с мужчинами внутри своей семьи.

А как клиенты они отличаются?

В принципе, белорусы очень скудны на похвалу, на комплименты, на чувства. Но женщины относительно мужчин все равно более щедрые. Если я делаю татуировку, мне же нужно получить не только материальное вознаграждение. Ты видишь эмоции, благодарность, чувствуешь, что помог, что человек стал счастливее. Безусловный позитив от своей работы.

От мужчин ты редко услышишь похвалу. Есть такие, кто скажет: «Блин! Как классно!» Но в основном сухо. А для меня это кусочек творчества, как бы схематически ни выглядела работа.

Ты хочешь видеть эмоции. Я их вижу у женщин. Мы можем обняться, расплакаться, поговорить о чем-то. И они уже все — члены семьи. Новых клиентов даже особо пускать не хочется. Новый клиент — это всегда стресс. Легче с теми, которых ты уже видел, которые к тебе лояльно расположены.

Фото: Лана Красикова
Фото: Лана Красикова

Вы говорили, что клиентам не нужно часто к вам ходить, минимум раз в год. Как вы их запоминаете?

Есть, есть такие люди, которых ты запоминаешь. Что-то у вас родственное, что-то общее нашлось. Запоминаются, конечно, и очень тяжелые клиенты. Есть такие, которые вытрепали всю душу, но ты в них вложился — и уже не бросишь. Вроде и устал, но они уже часть тебя. Эти, конечно, запомнятся на всю жизнь.

А есть люди, которыми восхищаешься, у которых очень интересная жизнь. О них и помнишь, их как-то наблюдаешь. Буквально на днях у меня была такая клиентка, у нее четверо детей, и они всей семьей делают популярный канал на YouTube «Семейка Z». Они обеспечивают себя, зарабатывают этим каналом. Я настолько восхищена ею, что она смогла игру превратить в семейный достаток. И вся семья при деле: и малышок этот снимается в роликах, и дочки все, и муж. Она как женщина смогла создать вот это единение семьи.

А бывает, что отказываете клиентам?

Бывает. Если ее понимание о красоте противоречит канонам красоты, я не могу этого сделать. Лучше отпустить такого человека, чтобы он подумал. Не просто отправить, осудив его, а дать возможность подумать и немножко трансформировать свое сознание. Нарисовать, предложить форму, сфотографировать. Бывает, что сознание меняется немножко. А бывает, что и нет. Ей нужны вот такие брови — пускай лучше она их рисует каждый день. Люди посмеются, но это хотя бы можно исправить.

Я считаю, что откровенно уродливых людей Бог не создал. В любом лице все заложено достаточно пропорционально. Просто нужно увидеть лучшее и чуть-чуть подчеркнуть. Вот и все! Мы не можем брови нарисовать в другом месте. Или губы. Есть данность, которую нам нужно чуть приукрасить.

Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте
Фото со страницы Аллы Ромазановой ВКонтакте

Именно этому подходу я стараюсь учить мастеров. Я вырастила много топовых мастеров в Беларуси, учила их как для себя. Не думала, что когда-то они станут конкурентами и будут уже наступать на пятки.

А как он наступает на пятки, если у вас запись на год?

Ну, это же не в этом плане. Клиентов-то всем хватит.

А чего не хватит?

Чего не хватит? Если ты остановишься и не будешь работать, завтра он будет делать лучше. И тогда у тебя этой записи на год не будет. Понимаете? Я не могу остановиться сейчас и не работать, заняться просто бизнесом. Потому что я ремесленник.

Быть управленцем у меня, может быть, еще не совсем получается. Для меня это новое. Я могу быть арт-директором, подавать идеи, я могу заводить, как моторчик. Но для того, чтобы бизнес работал, процветал, приносил прибыль — этому нужно еще учиться.

Мне хочется относиться по-человечески к людям, которые работают у меня, чтобы они хотели работать в этой команде. Создать условия, как дома. Потому что я знаю, чем пахнет этот хлеб. И он не такой легкий, как может показаться со стороны.

Использовать мастеров просто как рабсилу — очень неблагодарно. Но это говорит во мне ремесленник. Если бы был управленец, он бы рассчитывал прибыль и говорил бы совершенно по-другому.

А я все-таки еще немножко не по ту сторону баррикад. Но у нас очень хорошая атмосфера, и это мне дороже всего. Все мастера развиваются. Кто-то что-то новенькое узнал — второй тянется за этим. И я ими горжусь.

А что значит развиваться в вашей профессии?

Это и технологии, это и пигменты, это и качество. Может, со стороны кажется, что это такая узкая тема: губы, брови, глаза. Вы не представляете, какая индустрия бровей сейчас. Когда была такая профессия мастер-бровист? А сейчас есть. Целые конгрессы! По три дня с шампанским, с устрицами вам будут рассказывать про любые брови. Волоском, колоском, исправление… Сколько мастеров — столько техник. Это целая вселенная.

Фото: Лана Красикова
Фото: Лана Красикова

В общем, есть куда развиваться. Даже достигнув многого, понимаешь, что ты еще в самом начале. Если говорить про татуировку — это бесконечный колодец с бесконечным количеством техник, стилей, направлений. Там просто можно утонуть. Перманентный макияж — хотя бы обозримый горизонт. Брови, губы, глаза, ареолы, камуфляж рубцов. И это то, что реально меняет жизнь человека в лучшую сторону. Если сделано качественно.

Что именно меняет жизнь человека?

Когда женщина получает губы, например, она получает что? Она получает уверенность в себе. У нее никогда не будет размазанной помады, она сексуальна, обаятельна. Это успех и в карьере, и в личной жизни. Это достаточно весомая услуга для уверенности женщины. Хорошую работу не увидит никто, потому что она практически как свое — просто лучше. Это магия, понимаете.

Фото: Лана Красикова
Фото: Лана Красикова

Как вы в дальнейшем видите свой бизнес?

Недавно задавалась таким вопросом. Как сеть студий. Будет ли это франшиза или филиалы моей студии, не знаю. Но спрос конкретно на мою услугу, на уровень работы моих мастеров растет, и я вижу его. Если и у них будет такая загруженность, как у меня, — естественно, придется масштабироваться. Но пока я хочу отладить все механизмы в своем салоне. Чтобы у меня все было ясно, чисто, прозрачно: как и что вести дальше, что делать приоритетным, что, может быть, оставить немножко позади. Поэтому я щупаю. И это попробовать надо, и это. А то, что будет приносить какие-то плоды и результат, оставить и целенаправленно направить энергию. Я так это вижу. Но это все по наитию. Я не имею экономического образования, я не знаю, как это делается. Но я буду учиться.

Редакция «Про бизнес.» благодарит Академию собственника Бизнес-школы ИПМ за помощь в организации этого интервью

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Сейчас на главной

Новости компаний

Платный контент