Войти
  • 1,93 USD 1,9343 +0,0094
  • 2,2 EUR 2,1987 +0,0448
  • 3,25 100 RUB 3,2485 -0,0186
Менеджмент
«Про бизнес.» 7 октября 2016

Проверьте, не чувствуете ли вы то же самое — 3 истории о профессиональном выгорании

Фото с сайта podari-zhizn.ru
Фото с сайта podari-zhizn.ru

Каким бывает профессиональное выгорание и к чему оно ведет. Мы узнали три истории белорусских предпринимателей, которые с этим столкнулись. А также поинтересовались мнением эксперта: кто подвержен выгоранию и как его предупредить.


Николай Микулич
Николай Микулич
Организатор мероприятий (ШУМ.Expert, HotSalesDay), куратор Belarus IT Sales Club

— В 2008 году я закончил университет и вышел в жизнь со специальностью «Инженер по автоматизации технологических процессов и производств». Перед поступлением специальность казалась просто футуристической, а по итогу оказалась очень прозаичной и довольно рутинной.

И в 2014 году я попал в небольшую компанию, оказывающую услуги по автоматизации для предприятий. Настолько небольшую, что все ее работники могли поместиться за 4 столами. Проработав год, я начал «обрастать мхом». Каждый день я ехал в офис, садился за компьютер и… просто отсиживал свой рабочий день. Иногда я искал клиентов, иногда выезжал в командировки, даже пытался иногда читать профессиональную литературу. Все это выглядело как сценарий фильма «День сурка».

Периодические командировки казались глотком свежего воздуха, но лишь оттеняли главный вопрос «Как вернуть вкус жизни в это сонное царство?».

Самом неприятным было то, что вся эта «стабильность» не подкреплялась финансово, и в конце месяца на руки я получал сумму, которую даже сейчас превышает средняя зарплата по Беларуси.

Мне совсем не нравилась моя работа. Я с каждым днем все больше и больше отторгал ее из своего восприятия мира и чувствовал, что выгораю. Есть такое состояние, когда ничего не хочется. Очень вредное состояние и связано с отсутствием перспектив и путей развития. Какая разница, куда ты идешь, если ты не видишь цели.

В моем случае виноватых было два:

  • Я сам, потому что ничего не делал для выхода из ситуации
  • Руководитель фирмы, потому что управленческие навыки тоже не появляются внезапно, а формируются долгим трудом и обучением

Как раз в этот момент я подсел на истории из жизни предпринимателей. Я запоем слушал подкасты Андрея Шаркова «Берись и делай», ходил на бесплатные тренинги в Школу Управленческого Мастерства (для меня было открытием, что бесплатное может быть и полезным) и психологически подготавливал себя к тому, чтобы самому стать предпринимателем. Но я боялся. Как обезьяна, которая отпускает первую ветку только после захвата второй.

По итогу проблему решил не я — так сложились обстоятельства. Моей отдушиной в тот момент были путешествия, и я решил съездить в США. Полугодовая подготовка к путешествию отвлекала от рутины и наполняла жизнь смыслом.

Когда я улетал, мой работодатель поставил условие, что меня можно будет беспокоить по рабочим вопросам. И в поездке вначале все казалось простым и логичным. А потом начались косяки моей команды (банальное пьянство), претензии директора, отстранение нашей фирмы от объекта, в общем — нервы на отдыхе были на пределе. Именно в тот момент я понял, что не будет лучшего момента разрубить «гордиев узел», чем сейчас.

Назад я летел с четким осознанием, что не буду больше в этой профессии. Решение помог принять мой директор, когда лишил меня всей зарплаты.

После увольнения была сложная перестройка себя. Я резко устроился в Imaguru — там попробовал себя, а потом ушел в интернет-маркетинг. Но что сразу изменилось — стало легче эмоционально. Присутствовала эйфория от глобального шага, которая, правда, потом растворилась в суровой реальности.

Фото со страницы Николая Микулича в Facebook
Фото со страницы Николая Микулича в Facebook

Иногда мне кажется, что нужно было еще в университете это понять. Иногда жалею о потерянном времени. Но в целом настроен «только вперед» и сейчас сам управляю своей жизнью и несу за нее ответственность.


Рита Медведь
Рита Медведь
Партнер консалтингового агентства «Марксист», директор бизнес-школы «Капитал»

— Выгорание приходит незаметно. Подкрадывается сзади, ласково обнимает. Сначала от этого становится тепло. Но вот хватка становится жестче, тяжело дышать, двигаться… Апогей.

Я не могу сказать, в какой именно момент оно возникло. Но когда пришло осознание этого состояния, я была успешным руководителем в успешной компании. Щелкала сложные задачки как орешки и мне казалось, что мне все по плечу.

Все начиналось с поиска бесконечного самосовершенствования. Больше задач, выше планка, высокие требования к себе и окружающим. Работа на износ.

Это как наркотик: видеть результаты своей работы, чувствовать успех. За всем этим не сразу замечаешь, что появляется червяк самокопания, который съедает все изнутри, оставляя пустоту.

Работа стала тяготить. Я потеряла ощущения драйва и удовольствия от того, что делала. Хотя это была любимая работа – то, чего я всегда хотела и к чему шла.

Фото с сайта j-kesselshop.de
Фото с сайта j-kesselshop.de

Понять, что это и как с этим работать, было сложно. Еще сложнее было найти человека, который поможет в этом разобраться. Я с детства привыкла искать ответы на все вопросы в себе. А здесь найти такой ответ не так просто, нужно пробираться через дебри накопленной усталости, разочарования и тоски. В какой-то момент рядом со мной появился психолог. Я уже не помню как, но интуитивно я поняла, что надо попробовать.

Думаю, что вся эта болячка, как и любая другая, вызвана отсутствием самогигиены в эмоциональном плане.

Вот помню, в детстве мама принесла домой 6 кило конфет «Слива в шоколаде», мои любимые. Мне никогда ничего не запрещали. Хочешь — ешь. Вот я и съела. 2 кг за день. С тех пор есть эти конфеты не могу.

Вот так и здесь. В какой-то момент работа превратилась в жизнь и заняла все ее пространство, вытеснив чуждое. А я этого и не заметила.

Выходить из этого состояния пришлось долго, упорно и не без помощи — предотвратить проще, чем лечить. Помогло два важных фактора — поддержка семьи и профессиональная помощь. Многие почему-то боятся этого слова «психолог», стыдятся что ли. Бояться психологов у нас в крови, и я вначале боялась. Думала, я ведь умная, все понимаю, знаю, что делать. Вот если бы кто спросил, быстро бы поставила диагноз и надавала бы советов. А с собой не прокатило.

Сейчас я понимаю, что это абсолютно нормально: попросить помощи.

В итоге я осознала, как важно разделить время на рабочее и личное. Взболтать, но не смешивать! И так шаг за шагом. Заново искать вкус к любимой работе и вкус к жизни.

Фото с сайта youtube.com
Фото с сайта youtube.com

Все эти поиски привели меня к своему делу. В один прекрасный день я встретила Максима Поклонского и он предложил мне стать партнером в консалтинговом агентстве «Марксист» и бизнес-школе «Капитал». В этих проектах я нашла и интересную работу, и новые смыслы, и понимание того, что важна не только цель, но и путь к ней. И надо успеть насладиться каждым моментом на этом пути.

Очень надеюсь, что снова со мной это не повторится. Я стала другой. Иногда, конечно, накатывают старые привычки, ведущие к выгоранию, но сейчас я научилась пресекать их на ранних подступах. А еще теперь я знаю, что есть люди, которым по профессии положено все это разгребать и не надо бояться к ним обратиться. Когда нужна помощь, важно решиться ее попросить.


Виталий Берг
Виталий Берг

PR и арт-директор в сфере HoReCa на фрилансе

— 5 лет назад я стал работать пиарщиком. Сначала я продвигал туристические услуги, потом медицинские и осел в HoReCa. Во всех трех направлениях были и микро-, и макроперегорания, которые заканчивались сменой работодателя.

Почему это происходило? Проанализировав, я нашел несколько причин выгорания. Все они касались несовершенства той отрасли, которую я выбрал.

1. Не секрет, что многие работодатели экономят на штате и пытаются найти универсального человека, который прикроет по многим фронтам. Имея такие навыки и по неосторожности демонстрируя их в порыве страсти к делу, со временем я замечал, что делаю уже не то, что входит в мои прямые обязанности. Привыкая, вместо поощрения работодатель ставил еще больше задач.

Одно дело — затыкать равнозначные дыры, например, подтягивать сервис. Но иногда доходило до смешного: меня просили заменять курьеров, дизайнеров, даже носильщиков тяжеленного оборудования и мебели.

Я был и организатором, и подрядчиком. Я не имел право на выходной с выключенным телефоном, не имел права болеть, не имел права даже на получасовой обед, ибо все встанет колом.

Что самое невероятное, эти задачи со временем заняли столько моего времени, что его не хватало на непосредственные обязанности. Это физически и морально выматывает.

2. В погоне за заработком заведения часто подписывались на участие в бредовых проектах, которые только позорили их. Когда меня просили оформить и сделать известным участие заведения в подобных проектах, повсюду впихивая свой логотип или слоган, я чувствовал, что творю бред и помогаю позорить заведения, которым до этого создавал имидж солидных мест.

Невозможно не выгорать, занимаясь продвижением солидных заведений с низкосортной выездной торговлей, непрофессиональным кейтерингом, которые вместо наработки общепринятых 80% постоянных клиентов распыляются на всех и вся, закрываясь 5 раз в неделю на спецобслуживание. Я стал терять уважение в первую очередь к себе и уже не мог воспринимать работодателя авторитетно.

3. Отсутствие концепции заведений. Это дефект, на фундаменте которого стоит весь дом. Я тесно работал более чем с 10 заведениями и бывал как гость почти во всех остальных.

В 90% случаев на вопрос «что сделать, чтобы пришли гости», я отвечал и отвечаю — закрыться и открыть новое заведение с концепцией.

Но естественно, этого делать никто не будет.

Фото с сайта log-in.ru
Фото с сайта log-in.ru

Работая над такими проектами, я все меньше проявлял инициативу, делал дело «без всякого патриотизма». И убедившись, что стратегия не будет меняться, я всегда уходил, даже если уходить было некуда: внутренний баланс и комфорт важнее доходов.

После второго перегорания я разработал свой кейс – методику действий, которые срабатывали в моей практике для любого заведения и приносили им прибыль. На встречах-собеседованиях я выбирал, с кем работать. Из 10 мне подошли 5, с которыми я работаю уже несколько лет.

Думаю, что очередное выгорание не может случиться до той поры, пока я работаю на своих условиях и стараюсь не заниматься тем, что не входит в мой кейс – это значит не заниматься исполнением задач, которые я считаю бесполезными и неэффективными, а таковыми я их считаю, если они портят репутацию заведению или не приносят ему адекватный доход.

Комментарий эксперта


Михаил Дернаковский
Михаил Дернаковский
Генеральный директор консалтинговой группы «Коучинг Центр ICU»

— Чаще выгоранию подвержены люди с определенным типом нервной системы, более ответственные. Особенно те, кто работает с людьми. Ответственность позволяет им добиваться в жизни большего, но неизменно приводит к нарушению здоровья.

Но вообще от профессионального выгорания никто не застрахован, кроме тех людей, кого не сильно волнует успех и достижения в жизни. Они как бы застрахованы своим воспитанием и генетикой от стрессов.

Симптомы выгорания двояки. В одних случаях оно развивается в виде неврастении — это как бы более выраженное переутомление, приводящее к нарушению функционирования человека. В других случаях — как тревожно-фобическое расстройство.

1. Тревожно-фобическое расстройство появляется здесь следующим образом. Часто в сферах, где сотрудники подверждены эмоциональному выгоранию, приходится общаться с потенциально конфликтными людьми. Они наносят другим как поверхностные, так глубокие психологические травмы. Примером психологической травмы может быть незаслуженное оскорбление, унижение достоинства, обругание.

Как справляться с такими травмами, обыватель не обучен. Поэтому через некоторое время начинает злиться на своих людей ез особой причины или бояться их. Потом им приходит осознание иррациональности, возникает чувство вины и стыда, что тоже является дополнительным стрессом. Человек перестает любить свою работу, появляются реакции ее избегания, невротические состояния, психосоматические заболевания.

2. Неврастения — более частое проявление выгорания. Появляется она обычно вследствие периодического или постоянного нервного напряжения. Часто ему сопутствует либо низкая зарплата, либо низкая оценка значимости того, что человек делает.

У человека истощаются ресурсы:

  • Сначала его начинают раздражать незаметные детали: капает вода, кто-то щелкает ручкой, тикают часы… Периодически так бывает у всех, и чтобы это прошло, нужно банально отдохнуть
  • Потом человек начинает раздражаться почти из-за всего и вследствие слабости не может сдерживать свои эмоции. Активность возрастает, а продуктивность резко падает, возникает множество конфликтов с окружающими. Человек не всегда понимает, что источник раздражения — он сам, а не окружающие его события и люди
  • А потом — снижается чувствительность. Повышено давление, учащен пульс, сон поверхностен, да и заснуть сложно. Человеку необходим отдых, но отдохнуть он не может, если не вырвется на продолжительное время из окружающей его рабочей атмосферы.

Если эта фаза затягивается хотя бы на пару месяцев, то человек заболевает.

Как защититься от выгорания

Выгоранию способствуют низкая оплата труда, недостаточное уважение в социуме к выполняемой работе. Поскольку выгорание связано с типом нервной системы, темпераментом и жизненными установками, которые человек носит в себе, убежать от них, сменив работу, невозможно. И, как следствие, где бы человек ни работал, он, скорее всего, придет к выгоранию. Но стрессом можно научиться управлять. На Западе уделяется большое внимание таким обучающим программам. Как правило, они включают следующие моменты:

1. Наладить тайм-менеджмент. Одна из распространенных причин выраженного профессионального стресса — острые нехватки времени.

Если человек 4−5 раз в день что-то не успевает, например, на работу, на важную встречу, написать важный отчет, то к концу недели он гарантированно выйдет на уровень раздражительной слабости.

2. Организовать рабочее место и комфортные условия (температура, проветривание). Многие многократно в день переживают острый стресс, так как не могут найти документ на столе, файл на компьютере или даже ключи от машины.

3. Научиться справляться с конфликтами, которые сами по себе являются мощным источником стрессов. А также — научиться отказывать так, чтобы это не обижало других.

4. Чаще делиться с окружающими друзьями, родными, коллегами своими проблемами. Важно получить сочувствие, эмпатию. Люди, старающиеся держать все свои проблемы при себе, склонны к более выраженному профессиональному выгоранию.

5. Научиться отдыхать. Разобраться с режимом дня, найти для себя оптимальное время засыпания и пробуждения, диету, занятие спортом, хобби.

Человек начинает отдыхать тогда, когда на время отпустил чувство долга и все свои рабочие и семейные обязанности, сказав себе: «Пусть все идет на самотек».

В таком состоянии важно ничего не делать, не заниматься делами, вызывающими азарт, подъем адреналина. Очень часто видео и компьютерные игры — помеха отдыху. Хотя важно, насколько человек в них эмоционально вовлекается. Идеальным вариантом отдыха могут быть СПА-процедуры, баня, медитации, релаксация, рисование или другое свободное творчество, доставляющее спокойное удовольствие.

6. Регулярно заниматься спортом. Но без фанатизма и излишнего напряжения. Хотя бы два раза в день находить по 20 минут на медитацию или релаксационное упражнение. Такие упражнения можно освоить на различных тренингах, посвященных стресс-менеджменту, или найти их описание в Интернете.

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий

Платный контент

20170626